Эддические мифы. Коварство Локи.

 

...Бальдру Доброму стали сниться дурные сны, предвещавшие опас­ность для его жизни... И Фригг взяла клятву с огня и воды, железа и разных металлов, камней, земли, деревьев, болезней, зверей, птиц, яда и змей, что они не тронут Бальдра. А когда она это сделала и другим по­ведала, стали Бальдр и асы забавляться тем, что Бальдр становился на поле тинга, а другие должны были кто пускать в него стрелы, кто рубить его мечом, а кто бросать в него каменьями. Но, что бы они не делали, все было Бальдру нипочем, и все почитали это за великую удачу.

Как увидел то Локи, сын Лаувейи, пришлось ему не по нраву, что ничего не вредит Бальдру. Он пошел к Фригг в Фенсалир, приняв образ женшины. А Фригг и сплачивает, ведомо ли той женщине, что делают асы на поле тинга. Та отвечает, что все, мол, стреляют в Бальдра, но это не причиняет ему вреда. Тогда промолвила Фригг: "Ни железо, ни дерево не сделают зла Бальдр. Я взяла с них в том клятву. "Тут женщина спрашивает: "Все ли вещи дали клятву не трогать Бальдра?" Фригг отвечает: "Растет к западу от Вальгаллы один побег, что зовется омелою. Он по­казался мне слишком молод, чтобы брать с него клятву". Женщина тут же ушла.

Локи вырвал с корнём тот побег омелы и пошел на поле тинга. Хед стоял в стороне от мужей, обступивших Бальдра, ибо он был слеп. Тогда Локи заговорил с ним: "Отчего не метнешь ты чем-нибудь в Бальдра?... Я укажу тебе, где он стоит… метни в него этот прут." Хед взял побег омелы и метнул в Бальдра, как указывал ему Локи.

Пронзил тот прут Бальдра и упал он мертвым не землю. И так совершилось величайшее несчастье для богов и людей...

Когда же боги обрели разум, молвила слово Фригг и спросила, кто из асов хочет снискать любовь ее и расположение, и поедет дорогою в Хель и постарается разыскать Бальдра, и предложит за него выкуп Хель, чтобы она отпустила Бальдра, назад в Асгард. И тот, кого называют Хермод Удалой, сын Одина вызвался ехать. Вывели тут Слейпнира, коня Одина, вскочил Хермод на того коня и умчался птючь.

Асы же подняли тело Бальдра и перенесли к морю. Хрингхорни -звалась ладья Бальдра, что всех кораблей больше. Боги хотели спусти­ть ее в море и зажечь на ней погребальный костер. Но ладья не трогалась с места Тогда послали в Страну Великанов за великаншей по имени Хюрроккин /"сморщенная от огня"/. Когда она приехала - верхом на волке, а поводьями ей служили змеи… подошла к носу ладьи и сдвинула ее с первого же толчка, так что с катков посыпались искры вся земля задрожала...

Потом тело Бальдра перенесли на ладью, и лишь увидела это жена его Нанна, дочь Непа, нее разорвалось от горя сердце, и она умерла. Ее положили на костер и зажгли его. Тор встал лядом и освя­тил костел молотом Мьелльнир...

Множество разного народу сошлось у костра... Фрейр ехал в колеснице, запряженной вепрем Золотая Щетина или Страшный Клык. Хеймдалль ехал верхом на коне Золотая Челка, Фрейя же правила свои­ми кошками. Пришел туда и великий народ инеистых исполинов и горных великанов. Один положил на костер золотое кольцо Драупнир /"капающий"/…

В  нартовском эпосе Сырдон /близкий, по мнению Жоржа Дюмезиля, Локи персонаж/ также явился подстрекателем к убийству светлого героя Сослана. Интересно, что у древних скандинавов божество загробного мира было /в отличии от аналогичных персонажей большинства мифологий/ женского пола. Великанша верхом на волке изображена на руническом камне из Гуннестада. /Швеция/.

Теперь надо поведать о Xермоде, что он скакал девять ночей темными и глубокими долинами,  ... и ничего не видел, пока не подъе­хал к реке Гьелль/"шумная"/ и не ступил на мост, выстланный светя­щимся золотом. Модгуд - имя девы, охраняющей тот мост… она ска­зала, что Бальдр проезжал по мосту через Гьелль,  "а дорога в Хель идет вниз и к северу".

Тогда Хермод поехал дальше, пока не добрался до решетчатых в ворот в Хель… и, сойдя с коня, ступил в палаты и увидел там на почетном месте брата своего Бальдра.

Светлый бог Бальдр, живущий под землей, напоминает заживо похо­роненного осетинского героя Сослана.

Хермод заночевал там. А наутро стал он просить Хель отпустить Бальдра назад, рассказывая, что за плач великий был у асов. Но Хель сказала, что надо проверить, правда ли все так любят Бальдра, как о том говорят. И если все, что ни есть на земле живого иль мертвого, будет плакать по Бальдру, он возвратиться к асам... Тогда Хермод поднялся, а Бальдр проводил его из палат и, взяв кольцо Драупнир, повез его на память Одину, а Нанна послала Фригг свой плащ и другие дары, а Фулле - перстень.

Вот пустился Хермод в обратный путь, приехал в Асгард и по­ведал, как было дело, что он видел и слышал. Асы тут же разослали го­нцов по всему свету просить, чтобы все плакали и тем вызволили Ба­льдра из Хель. Все так и сделал и: люди и звери, земля и камни деревья и все металлы… Когда гонцы возвращались домой, свое дело как должно исполнив, видят: сидит в одной пещере великанша. Она назвалась Текк /"благодарность"/. Они просят ее вызволить плачем Бальдра из Хель. Она отвечает:

"Сухими слезами

Текк оплачет  кончину Бальдра.   

Ни живой, ни мертвый он мне не нужен.

Пусть хранит его Хель."

И люди полагают, что это был не кто иной, как Локки, сын Лаувейи, причинивший асам величайшее зло…

 

 

Похороны Бальдра (Алексей Фанталов, тушь).

 

 

(Продолжение следует).

 

Скандинавские мифы 10.

Карта сайта.