«Сказки старой Англии».

Отчет об игре МГ "Black Angel".

Часть II

 

 

С утра на Сэра Джона навалились государственные заботы.

Начальник стражи сообщил, что вокруг Лондона расклеены возмутительные, порочащие законную власть листовки. Особенно досталось Ноттингенмскому шерифу.

 

 

Священную особу Принца Джона, благодарение Всевышнему, клеветники не затронули, однако на воротах Лондона было наклеено: «Оплот ереси»(!)

Негласно были предприняты следственные действия по розыску злоумышленников. Ясно было, что ветер дует со стороны молодцев Шервудского леса, однако у них могли оказаться пособники в Лондоне. К счастью, в агентурную сеть Правителя входил человек, внедренный в банду Робин Гуда и поставлявший нам информацию о мятежниках.

Не обошлось без проблем с экономикой, например, осаждали купцы. Томас предлагал осуществить вложение в расширение пшеничного поля, дабы сделать его более эффективным.

Исаак же был одержим идеей финансирования рыболовецкой артели в Довере, для чего также необходимы были деньги.

Я не люблю заниматься экономикой (игровой экономикой – уж точно), поэтому каждый раз был вынужден беспокоить Сэра Уильяма. Позже просто начал говорить: «Экономический вопрос – к Лорд-канцлеру (или к Королеве)». Правитель обязан уметь себя разгружать (вашему покорному слуге здесь еще учиться и учиться).

Мы с Уильямом Лонгчампом порешили, что инвестиции в хозяйство Лондона – правильное решение, а Довер – подождет. Ибо этот портовый городок, лишенный охраны, может легко пасть жертвой любого мало-мальски серьезного нападения, и тогда все вложения пойдут прахом.

Тем не менее, с Довером что-то надо было делать. Наместник Правителя Сэр Реджинальд жаловался на то, что из-за продолжительного отсутствия твердой власти, город погружен в экономический хаос, а население пребывает на грани голода (Робин Гуд украл удочку J).

Сэр Уильям Лонгчамп выразил свое неодобрение такому положению дел, заявив, что в Довере нет солдат, которых надо кормить (Лондон взял их на свое обеспечение), зато присутствует немало персонажей, способных заниматься хозяйством. Так что спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Правитель Джон, в глубине сердца, согласился с Лорд-канцлером. Однако, как глава государства он был заинтересован в лояльности новоприобретенного города и предложил оказать его страдающему населению единовременную экономическую помощь из казны.

Тем более что при подписании Конвенции о переходе города под юрисдикцию Правителя, таковая помощь доверцам была обещана.

 

Не будьте строги - конвенция написана на кирасе, в военно-полевых условиях.

 

Проблема была в сильно стесненных возможностях лондонского бюджета, ибо наши экономисты только-только разворачивались (по объективным обстоятельствам).

Еще Сэр Джон изволил высказаться в том смысле, что «следует предложить голодному не рыбу, но удочку» (что в контексте наличия в Довере рыболовецкой артели выглядело особенно остроумным). И что неплохо бы Сэру Уильяму провести хозяйственные реформы в портовом городе (и спланировать там какое-нибудь экономическое чудо).

Однако все сошлись на том, что это – дело грядущего.

Сами лондонцы тоже не горели желанием работать на государственных полях и рудниках. К счастью, кругом локации бродили полуголодные волшебные существа (как их инквизиция пропускала?), так что купец Томас Тайлер отправил работать их (а заодно и монахов-инквизиторов).

Еще Наместник Довера, Сэр Реджинальд жаловался на новгородского купца Владимира (Мстислава), мутящего доверских жителей против законной власти. Правитель Джон, посовещавшись с Лорд-канцлером, повелел оного купца, как еретика и язычника, сдать инквизиции (в знак нашего расположения к божьим людям), а находящиеся при нем деньги отобрать в казну.

Увы – при купце была найдена одна лишь монета. Вероятно, следовало купца пытать и отобрать все припрятанные деньги, для чего доставить его в Лондон (опять косяк Правителя). Да все проклятая текучка, заедавшая драгоценное время Принца, и мешающая принимать оптимальные решения!

Да еще, вдобавок, инквизиторы проявили вопиющую халатность, и вышеизложенный купец Владимир сбежал с допроса!

На высоком лбу Сэра Джона прорезалась еще одна морщина.

 

Сэр Бриан вместе с инквизитором Ли сходили в Полые холмы (почти что в самоволку) – что добром не кончилось - ибо вернулись в магических (подавляющих волю) ошейниках, надетых на них коварными троллями.

К счастью, у нас в Лондоне были свои магички и ведьмаки, так что напасть удалось ликвидировать. К тому же, вроде бы приключенцы разведали вход в Мир Сказок.

Главное времяпровождение Принца  состояло в присутствие в Тронной зале и приеме посетителей. Заприметив двух очаровательных юных девушек (одна в зеленом, другая в синем платье), правитель поинтересовался их происхождением. Оказалось – графини, и вроде как сироты.

Они политесно попросили разрешения покинуть Столицу, сказав, что им «тесно в стенах большого города, и хочется на зеленые просторы».

Сэр Джон разрешение девушкам выдал, хотя и сказал, что не отвечает за их безопасность – «времена сейчас неспокойные».

А вскоре в Лондон пришло известие, что совершено разбойничье нападение на Довер. Правитель сильно обеспокоился и казнил себя за то, что не успел накануне отправить гонца к Вильгельму Теллю с сообщением о переходе Довера под защиту законного Правительства (Конвенция была заключена только поздно вечером – но это не оправдание).

Были опасения, что напали именно люди Телля, что могло испортить отношения с потенциальным союзником.

К счастью, явившийся в Лондон Наместник Довера Сэр Реджинальд сообщил радостные известия. Акт посягательства на коронные владения совершила шайка небезызвестного Робин Гуда, но получила достойный отпор как раз таки со стороны вовремя подошедших людей Телля (ибо доверцы были практически беззащитны).

Как стало известно позднее, Вильгельм Телль собирался сам захватить город (для чего даже притащил катапульту!), но опоздал, и выступил в амплуа дефендера.

Правитель сделал вид, что ничего не знает об этом. Ибо важны не столько намерения – сколько дела и возможности.

А вскоре, Вильгельму Теллю была дана аудиенция, потенциально важная для будущего Англии. На ней, в присутствии Королевы и Сэра Уильяма Лонгчампа высокие договаривающиеся стороны заключили соглашение из шести пунктов, которые долго обсуждались в течение дня. В частности, Банда Телля была переименована в «Народное ополчение под предводительством Вильгельма Телля», им даровано английское гражданство и обещана компенсация за каждого убитого на службе Правителю бойца (каковой пункт свято соблюдался Принцем).

Во время переговоров, Начальник стражи сообщил Принцу о том, что Лондон желают посетить двое сомнительных бородачей. Благодаря внедренному в банду Робина человеку (а им был никто иной, как достопочтенный отец Тук, раскаявшийся и поступивший на негласную службу законному Правительству – он мечтал открыть трактир), Сэр Джон знал, что это – молодцы из Шервудского леса. Возникла идея их убрать, с привлечением Телля (с целью окончательного подтверждения его лояльности).

Но вдруг, внезапно, прибежал гонец с сообщением, о том, что Довер снова атакован шайкой Робина. Медлить не стоило, и Сэр Джон, вместе с солдатом лондонского ополчения, зарубил обоих бородачей.

По иронии судьбы, бандит, имевший честь пасть от руки Принца, был братом нашего именитого купца Томаса (которого тот вместе с Исааком лишили отцовского наследства).

Бандитское нападение на Довер было снова успешно отражено (кстати, то, что оно было совершено одновременно с засылкой двоих молодцев в Лондон - явный косяк Робина Гуда).

 

К Принцу постоянно приходили какие-то люди со всякими магическими амулетами, и прочей хренью L. Отвлекаясь от этого, Правитель пытался наладить агентурную сеть. Он мало знал о происходящем, скажем, в Ноттингеме или Полых холмах, а уж Аваллон был герметично закрыт для принца.

Вообще говоря, то, что Сказочные существа преспокойно шлялись по миру людей, а те могли проникнуть в Потусторонний мир лишь с оказией, считаю либо плохой работой Инквизиции, либо ее дурным умыслом.

Правда, накануне, во время праздника, когда грань миров стерлась на время, Правитель Джон имел контакт с владычицей фей Титанией, с которой заключил негласное соглашение о ненападении.

Поэтому, он и был так огорчен, когда на Сэра Бриана с товарищем  тролли надели ошейники. Что же – получается, в Полых холмах нет единой власти, и там не с кем договариваться?

Фея Титания все же дала о себе знать после полудня, прислав превращенного в осла человека с посланием. В нем она ссылалась на упорные слухи, что Лондон готовится к походу против Сказочных персонажей, и заклинала не делать этого.

Слухи, надо сказать, были чистейшей воды дезой, о чем Принц Джон и написал в ответном послании, прибавив к этому заверения в совершенном почтении и пр.

Кстати, мы в Лондоне также все время получали сообщения, что, якобы, на него собираются войной. Но кто эти смельчаки – дознаться никак не удавалось.

Видимо, и тот, и другой слухи имели один и тот же источник (Верховный Инквизитор Дарт Вейдер?!).

Осла же, мои ведьмаки расколдовали, и он оказался работником из Ноттингема.

Обстановка во владениях Шерифа Правителя Джона интересовала чрезвычайно, и он начал расспрашивать путника. Оказалось, что там не очень хорошо с экономикой – мало трудящихся, сплошные рыцари (в количестве полудесятка). Происходят периодические стычки с молодцами их Шервудского леса. Шериф развел в Ноттингеме религиозный фанатизм и давит население налогами.

Принц внимательно выслушал путника, а затем отправил его обратно с письмом к фее Титании, попросив по возвращении, сообщать в Лондон о делах ноттингемских.

 

Малое время спустя, забрел в Лондон и сказочник – некий Дж. Р. Толкин. Принц предложил ему стать платным правительственным агентом (учитывая возможность того активно перемещаться по полигону). Толкин, вроде бы согласился.

 

Внезапно в рядах стражников произошло оживление – в столицу прибыли новые обитатели – долгожданные граф Гильом Дарби с супругой  Элеонорой (Руслан и Лена, которых я знаю по туристским походам, и пригласил приехать впервые в своей жизни на РИ).

«Отлично» - сказал Принц. – «В рядах тяжелой пехоты пополнение».

Кстати, среди лондонских монахов обнаружился бывший ветеран войн (Лазарь из ПЛК). Сэр Джон уговорил его, когда настанут критические времена, встать на защиту Столицы, используя свой бесценный опыт (и обещав предоставить тяжелое вооружение).

Панцирная пехота была предметом особых попечений Правителя.

 

В момент приема графской четы в Лондоне возникло легкое эмоциональное волнение, чем попытались воспользоваться  злоумышленники.

Точнее – злоумышленницы, ибо старый добрый Отец Тук обратил внимание Правителя на двух девушек (в синем и зеленом платьях), пытавшихся срезать чипы с оружия из королевского арсенала (сделав его тем самым непригодным к бою).

Ага, наши юные графини! То-то за расклеенными ночью листовками чувствовалась чья-то дерзкая девическая рука. Девицам благородного происхождения не сидится дома, их тянет на романтические связи с молодцами из Шервудского леса!! Доблестные рыцари и солдаты Лондона, видишь ли, их не устраивают!!!

 

А вот и улики. Забывшие свои обязанности графини среди банды Робина.

 

Сэр Джон не стал разводить следственно-судебную волокиту. Он просто отдал приказ наемнице Илэйн (лучше, чтобы такую операцию совершила женщина) и Начальнику лондонского ополчения (Странник) убрать девушек кулуарками. Без лишнего шума – в Лондоне все должно быть тихо. Просто стало кому-то дурно, потерял человек сознание – ну что такого?

 

- Юная романтичная графиня "тусила с людьми из Шервудского леса", расклеивала порочащие законную власть надписи и срезала чипы с оружия из королевского арсенала. Не мудрено - что ей "стало дурно".

- Это недоказано!!!!

- У Правителя везде есть глаза и уши.

- Тусила я со всеми, кого встречала, про то, что и где я расклеивала, Вам вообще не должно быть ведомо, ибо в ту ночь нас не заметили, да и чипы срезала не я... так что я вполне могу считать свою смерть неоправданной)

- Ты недооцениваешь проницательность Правителя и работу его агентов. И право Сэра Джона на быстрое вынесение приговора (в условиях военного времени), без утомительной судебной волокиты.

- Возможно)) Тем не менее, было обидно)

- Ну прости меня, пожалуйста! Зато - как красиво получилось)

- Ну прощаю, раз уж Вы так просите)). Труп посреди Лондона - это очень красиво)

- Да ты оцени как красиво завершились ваши жизни! Прекрасные романтичные девушки во цвете лет - злодейски убиты по наущению коварного Правителя за помощь революционерам ;)

- Заметьте, про коварного Правителя сказала не я)). А за прекрасных романтичных девушек спасибо)

 

"Сначала было обидно, что убили... А потом мы не хотели уходить из мертвятника)))"

 

К сожалению, случившийся тут мастер РИ по боевке Зерг не понял тонкого юмора Принца, решив, что девицы и впрямь в обмороке и начал процедуру излечения. Правителю пришлось лично вмешаться, объяснив ситуацию. Слава богу, в среде жителей не начались кривотолки.

Телль вежливо откланялся, сославшись на то, что его ждут дела и пообещав вернуться позже.

 

Тем временем, Принц понял, что необходимо приступить к главному ритуалу своей жизни – коронации. Более откладывать ее нельзя.

Правитель на скорую руку разработал регламент и начал инструктаж ключевых фигур мероприятия. Вначале, Архиепископ Кентерберийский (охальник и пьяница, но где найдешь другого – не к Дарту Вейдеру же обращаться J) должен был объявить о том, что критический срок отсутствия короля Ричарда истек, и Англия нуждается в новом короле.

 

 

Затем слово берет Сэр Уильям Лонгчамп, Лорд-канцлер и пр., говоря о том, что у нас есть единственный и неповторимый кандидат – достойнейший Сэр Джон, Принц и Правитель.

Далее, слово предоставляется Народу, который радостно кричит: «Хотим Сэра Джона в монархи!».

Кто-то из присутствовавших необдуманно поинтересовался: «А если скажут «не хотим»?».

Но Принц, тонко улыбнувшись, парировал непонятливого: «А на этот случай, у меня есть тяжелая пехота J».

Дорогие читатели. Предыдущий пассаж помещен здесь исключительно ради красного словца и ролевого отыгрыша. Правитель был абсолютно уверен в преданности своего народа (видевшего, что все, что делает Принц Джон – он делает ради блага государства и его жителей). И, как показали последующие события, уверен не зря.

После коронации должен был состояться обряд бракосочетания новоиспеченного короля с королевой Беренгарией, вдовой Ричарда.

И, в завершение – небольшое представление, данное театром Шекспира в честь столь знаменательного события.

 

Ну, реальные события произошли как по писаному. Пересказывать их не стану – все могут видеть видеозапись В Контакте. Отмечу юмор Архиепископа, складную и остроумную речь Сэра Уильяма, красивое выступление Театра Шекспира.

И горделивую речь Королевы Беренгарии.

 

Коронация.

 

Отжег также Сэр Бриан, командовавший отрядом тяжелой пехоты, окружавшей королевскую чету во время всего ритуала стеной щитов, и не подпускавшей к королю никого ближе, чем на два метра (исключение было сделано лишь для архиепископа).

 

В конце ритуала, в момент наивысшего ликования, когда Джон стал, наконец, королем Англии, в Лондон снова пришел Сэр Реджинальд, Наместник Довера, сообщив, что объявился король Ричард Львиное Сердце.

«Так, Бриан – тебе есть работа» - сказал Принц.

«Мне нужны три щитника, ведьмак и пара легких воинов» - ответствовал доблестный Сэр Буагильбер. – «Мы подкрадемся незаметно».

И зондеркоманда умчалась, лязгая железом.

 

В воротах отряд Сэра Бриана разминулся с прибывшим в Лондон Шерифом Ноттингема Ральфом.

Это было первое посещение столицы Шерифом. Должен сказать, что когда Правитель Джон понял, что Ричард реальной опасности не представляет, Ноттингем оказался главным источником головной боли для Принца. А вовсе не лесные молодцы (с которыми, как раз-таки, было все понятно). По идее Шериф являлся естественным союзником (и даже помощником) Лондона. Но вот его честолюбивая личность внушала новоиспеченному королю опасения…

Забегая вперед, скажу, что Сэр Шериф, действительно, определенное время питал надежды на верховную власть. Однако сил для этого у него было совершенно недостаточно. Поэтому, стоило больше доверять Роберту. Вообще, как показывает опыт, доверять лучше не столько своим знакомым, а тем, кто по сочетанию психических и материальных факторов совпадают с тобой на данном отрезке жизненного пути.

 

Ноттингем.

 

Если бы возможно было повернуть время вспять, Король Джон смелее развивал бы сотрудничество с Шерифом и Вильгельмом в деле зачистки Шервудского леса. А потом, помолясь…

Но мы ведь только учимся демократии.

Вообще, время уже далеко перевалило за полдень, а война все никак не начиналась. А автор этих строк в другом своем отчете писал, что глава локации должен действовать быстро и решительно.

Однако когда он сам оказался в шкуре лидера, многие вещи предстали в несколько ином свете. Правление налагает ответственность за вверившихся тебе людей. Трудно в моральном отношении попусту рисковать их интересами.

И все время думаешь: «Вот пойдешь ты на войну первым, выставишь себя агрессором, а в тыл ударит какой-либо затаившийся враг. И стоит ли идти на людей, ничего плохого вам не сделавших? В случае поражения, раскаяние будет ни к чему».

 

Алексей Фанталов.

(Продолжение следует).

 

Сказки Старой Англии 3.

Карта сайта