Образы славянских сказок.

 

 

Особую группу образов славянского фольклора образуют персонажи сказок. Среди них первое место, безусловно, принадлежит Змею. Это универсальный тип, воплощающий стихию плодородия, дожденосных туч, но в то же время и огня, падающей звезды, рассыпающейся драгоценными камнями. Он способен принимать человеческий облик и внушать страсть женщине. В сказках, однако, преобладают огромные многоголовые змеи, противники богатырей.

 

А. Фанталов. "Огненный змей".

 

По степени распространенности в восточнославянских сказках, Змею немногим уступит Баба Яга. Существуют два ее вида - лесная и степная. Лесная живет в избушке на куриных ножках /опять птичья черта/' и летает по воздуху в железной ступе, правя помелом. У нее костяная нога и "морда глиняная". Возможно, представления об этом персонаже появились вследствие забывания древнего обычая сжигать покойников и класть их плах в горшок, который хранился в крошеч­ной избушке-домовике, стоящей на столбах в чаще леса. Лесная Баба Яга обычно выступает как похитительница людей, но бывает и доброй советчицей.

Степная Баба Яга - воительница, предводительствующая кон­ным девичьим войском, иногда имеет щит, палящий огнем на четыре столоны. Она живет на острове посреди огненной реки, ее дом окру­жен забором с черепами на тычинках.

Б. А. Рыбаков полагает, что здесь мы имеем воспоминание о скифах и сарматах, женщины которых принимали участие в сражениях. С другой столоны, возможно, что Баба Яга, как и вила есть славянский аналог германских валькирий, кельтских сид и банши.

Значительно реже в сказках отмечается образ Кащея /'Кощея/ Бессмертного. Он представляет собой неуязвимого колдуна-воина, эдакого "живого скелета", похитителя красавиц. Кащей интере­сен тем, что в одном из сказочных сюжетов жизненное начало данного персонажа существует отдельно от неге самого и хранится последовательно: в сундуке, зайце, утке, яйце. Этот очень архаичный мотив присутствует в фольклоре самых разных народов. Толкование образа вызывает значительные трудности. Кощеями называли пленных рабов, кощунами - ритуальные языческие песни. Возможно, образ происходит от язы­ческого обряда жертвоприношения, когда жертва кремировалась и оставался только "костяк" - отсюда эпитет "бессмертный". Следует добелить, что Кощея иногда называют по отчеству - Трипетович". Это дает по­вод связать его с греческим Триптолемом -царевичем, разъезжавшем на золотой колеснице, запряженной крылатыми драконами и учащим людей земледелию под покровительством богини Деметры.

 

А. Фанталов. "Кощей".

 

Есть и еще один интереснейший персонаж волшебных сказок – «Мужичок с ноготок, борода с локоток» (он же «Мужик, сам с перст – усы на семь верст»). А. Афанасьев считал его восточнославянским аналогом гнома. Однако, в отличие от последнего, «мужичок» всегда один, он не золотых дел мастер или кузнец, зато много ест и очень силен.

 

А. Фанталов. "Мужик, сам с перст, Буря Яга, Велес, Тугарин Змеевич".

 

Культурный герой и Великая богиня. Современный аспект.

Разделение властей: мифологические корни.

 

Алексей Фанталов.

 

Алексей Фанталов.

 

Святогор.

Карта сайта