Карело-финский эпос "Калевала" 1.

 

 

Но если современная цивилизация еще далеко не освоила предания хантов и манси, то в отношении карело-финского наследия этот процесс дал замечательные результаты. Эпос "Калевала", собранный Элиасом Леннротом, принадлежит к жемчужинам мировой литературы и находится в одном ряду с такими произведениями, как "Илиада" и "Одиссея", "Шахнамэ", "Ра­маяна", "Махабхарата", "Сага о Вельсунгах", "Былины" и др.

Уклад жизни карелов, среди которых и родилась "Калевала", был сходен с бытом других народов Балтийского моря и Восточной Европы. Они занимались земледелием, охотой, рыбной ловлей, раз водили скот. Немалое значение имело бортничество /пчеловодство/. Жили карелы в де­ревянных избах, строили также укрепленные поселки с деревянными стенами на каменных валах, где правили племенные старейшины-кунигсы /от скандинавского "конунг". Так же, как и у соседей, хорошо было развито ку­знечное дело /что нашло отражение в "Калевале"/. Карелы изготовляли высококачественное оружие, разнообразные ювелирные изделия из олова. Фибулы /застежки/ по форме напоминают скандинавские. Распространя­лись также спиральные украшения и женские подвески в форме уточки /утка-гусыня у финно-угров нередко символизировала женщину, в от­личие от многих других народов, где таким образом являлась корова/.

Излюбленные цвета карелов:  белый, красный, коричневый, реже синий. Женщина, по материалам археологии, могла носить длинную белую юбку, окаймленную красно-черной узорчатой тесьмой,  тонкую льняную рубашку, темно-серый передник, головной платок синего цвета. Другой вариант - темно-коричневая юбка, серый передник, отороченный по подолу спираля­ми и светло-серое наплечное покрывало. Мужчины носили шерстяные или льняные рубашки, закреплявшиеся у ворота застежкой и штаны. Пояс был кожаный, с железной пряжкой.

Так выглядели древние карелы, создавшие знаменитые эпические песни, культурное значение которых трудно переоценить. Сложенный на их ос­нове эпос оказал большое влияние на формирование современного фин­ского языка. По мотивам работал композитор Сибелиус. Но, пожалуй, главная роль "Калевалы", состоит в том, что ее опубликование всколыхнуло интерес к национальным преданиям во всей Европе и выз­вало к жизни такие замечательные авторские про из ведения, содержащие переработанный фольклор, как "Песнь о Гайавате" Г.Лонгфелло, "Калевипоэг" Ф.Крейцвальда, уже упоминавшийся "Лачплесис" А. Пумпура). Эти примеры показывают, что обращение к мифопоэтическому наследию с  его богатейшими запасами образов и сюжетов может быть чрезвычайно плодотворно для искусства. Ведь в липе мифологии мы имеем дело с феноменом, который "по глубине, постоянству и универсальности сравним лишь с самой Природой" /Шеллинг/.

Собствённо мифология, то есть сказания о богах, у финнов и карелов почти не сохранилась. Но остались карельские руны /народные песни/ в которых описываются герои, унаследовавшие черты древних небожителей. Финский исследователь 19 века Элиас Леннрот скомпоновал эти руны в поэтический цикл "Калевала", получивший широкую извест­ность. Именно в такой трактовке героические образы народных песен вошли в сознание миллионов людей и стали явлением мировой куль ту­ры. Поэтому, целесообразно вначале кратко изложить содержа­ние "Калевалы" (по изданию: Леннрот Э. Калевала. - М.: Художественная литература, 1977. - 574 с.), а затем сделать несколько замечаний.

 

Создание мира. Рождение Вяйнямейнена.

 

Ильматар, дочь воздуха опустилась с небес на воды. "Сотни лет ее качало на хребте прозрачном моря". На колено божественной деве села пролетавшая утка и свила гнездо, в котором снесла золотое яйцо. Ильматар пошевелила коленом и яйцо разбилось, произведя тво­рение мира.

«Из яйца, из нижней части - Вышла Мать-земля сырая; Из яйца, из верхней части - Встал высокий свод небесный, Из желтка, из верхней части - Солнце светлое явилось; Из белка, из верхней части - Ясный месяц появился; Из яйца, из пестрой части, - Звезды сделались на небе.

Из яйца, из темной части - Тучи в воздухе явились».

Согласно финской и карельской картине мира, круглая земля: омы­вается водами и накрыта вращающимся небосводом, неподвижный центр которого - Полярная звезда - гвоздь земли", "небесный шарнир". Небесный купол поддерживает железный столб, вершина которого каса­ется Полярной звезды.

Затем Ильматар создает мысы, глубины, берега и скалы. Наконец, о т дыхания ветра она рождает Вяйнямейнена, песнопевца и первого шама­на. Он выходит на пустынный берег.

По просьбе Вяйнямейнена, маленький Сампса Пеллервойнен засевает пустынную землю и растут ели, вереск, березы, черемуха, рябина, можжевельник. Не всходит только дуб. Тогда пять девиц вышли из моря и скосили сено, а морской исполин Турсас запалил его огнем. Дуб, удо­бренный золой быстро пошел вверх и достиг небес, дав сто вершин, заслонив солнце и месяц /образ напомшает мировое древо/. Жизнь стала печальной. Вяйнямейнен обращается к Ильматар с прось­бой о помощи. В ответ из моря выходит медный человечек размером в палец. Он начал расти и достиг головой туч. С трех ударов срубил человечек дуб.

Вяйнямейнен засевает землю семью зернышками, которые он нашел у моря. Всходят колосья хлеба. Посреди полей песнопевец оставил березу, на которой свивает гнездо орел. Так была создана светлая страна Калевала.

 

Неудачные попытки сватовства Вяйнямейнена.

 

Спустя годы, Вяйнямейнен снискал великую славу своими вещими песнями. Его искусству позавидовал Еукахайнен, "тощий молодой лапландец" /лапландцы - лопари, саами/ из сумрачной северной страны Похъелы. Он вызвал песнопевца на состязание в мудрости и знании тайн мироздания. Старый, верный Вяйнямейнен наказал хвастуна, окол­довав его.

Он запел, и разрослися

На дуге лапландца ветки

На хомут насела ива,

На шлее ветвятся верба.

Позолоченные сани

Стали тальником прибрежным;

Кнут жемчужный обратился камышом на побережье;

Конь лапландца белолобый

Стал скалой у водопада.

Меч с златою рукоятью –

Яркой молнией на небе;

Из раскрашенного лука вышла радуга над морем;

Стрелы легкие лапландца

Ястребами полетели;

Тупомордая собака

Валуном огромным стала.

Превращает старец шапку - стала шапка длинной тучей;

Рукавицы водяными вдруг становятся цветами…

Еукахайнен очутился в трясине и добился пощады, лишь пообещав шаману свою сестру, красавицу Айно в жены.

Вяйнямейнен доволен, однако Айно, не желает выходить замуж за старика, бросилась в море и стала русалкой.

Тогда Ильматар из глубины вод повелела сыну ехать в Похъелу и свататься к дочери са­мой ее хозяйки.

Песнопевец отправляется на север. Но мстительный Еукахайнен подкараулив его, выстрелил из огненного лука. Раненый Вяйнямейнен падает в море. Девять дней боролся с волнами старый герой, пока его не спас орел, для которого шаман оставил некогда посреди пашни березу. Подхватила могучая птица Вяйнямейнена и доставила в Похъелу. Там героя встретила сама длиннозубая Лоухи - хозяйка этой су­мрачной страны. Она вылечила песнопевца, но сказала, что свою дочь выдаст замуж за того, кто:

- Сковать ей сможет Сампо, крышку пеструю устроить,

Взяв конец пера лебедки, молока коров нетельных

Вместе с шерстью от овечки и с зерном ячменным вместе

Вяйнямейнен дает слово прислать в Похъелу знаменитого кузнеца Ильмаринена, некогда выковавшего небесный свод. Только ему по силам создать чудесную мельницу.

На обратном пути песнопевец увидел сидящую на радуге и ткущую золото красавицу Похъелы - дочку старой Лоухи. Не удержав­шись, Вяйнямейнен сватается к ней. Своенравная дева велит ему сделать лодку из обломков своего веретена. Герой начинает работу, но злой дух леса Хийси срывает топор и ранит шаману колено.

Вяйнямейнен находит старика, который берется заговорить ра­ну, но не знает истории происхождения железа. Песнопевец рассказыва­ет, что железо, огонь и вода появились из воздуха, когда Укко, верхов­ный бог разделял природные стихии /Укко мыслился как старик с се­дой бородой, в голубой накидке, разъезжающий на колеснице по камен­ной небесной дороге/. Железо не должно было причинять вреда чело­веку, но дух зла Хийси придал металлу жажду крови.

Старец вылечил Вяйнямейнена и тот вернулся домой.

 

Создание    Сампо.                                                              

 

Чтобы отправить Ильмаринена в сумрачную Похъелу, Вяйнямейнен прибег к хитрости. Он создал песнями золотую елку с месяцем и звездами. Кузнец забрался на ее вершину, чтобы достать месяц, а ша­ман Вяйнямейнен поднял бурный ветер, который и унес Ильмаринена в Лапландию, к Лоухи. Пришлось тому начать ковать чудесную мельницу Сампо.        

Ильмаринен сделал лук, во второй лодку, третий -корову с солнцем между рогов, четвертый - золотой плуг. Каждый раз кователь бросал их в огонь. Наконец, на пылающем дне горнила выросло Сампо, намалывающее хлеб, соль и деньги /сравните с мельницей Гротти из "Младшей Эдды"/.    Кузнец требует обещанную награду, однако, девица Похъелы "Красота земли и моря" говорит Ильмаринену, что еще не может покинуть отчий дом. Опечаленный кузнец один возвращается в
Калевалу.

Хозяйка Похъелы относит Сампо внутрь медной горы и зары­вает его корни глубоко в землю   и море, запирая на девять замков.

 

Вяйнямейнен и Випунен .

 

Старый шаман тем временем создает лодку, чтобы ехать в Похъелу и самому свататься к красавице.

"Песню спел - и дно готово, спел еще - бока построил, Третью - песню спел - и сделал все уключины для весел".

Однако не хватает трех слов, и тогда певец, чтобы узнать их, спускается в царство смерти Туонелу. /Типичный для историй о шаманах мотив странствий в верхний или нижний миры/. Он отражался и в предметах декоративно-прикладного искусства народов Прикамья и Приобья - так называемых "чудских образках" /шаманских бляшках/.

Сын Маны /богини смерти/ с Железными зубами и пальцами-крючьями, обладатель трех псов, пытается поймать Вяйнямейнена, но тот, обернувшись змеей, ускользает. Вернувшись В Калевалу, песнопевец убеждает людей не ходить в Туонелу по доброй воле.

Затем, чтобы все-таки узнать заветные слова, герой отправляется к исполину Антаро Випунену. Дорога к нему была утыкана иглами, мечами и секирами, то этому пришлось надеть железные башмаки. Сам:

"Випунен, старик могучий, заклинатель-песнопевец, Лежа врос в сырую землю ж с заклятьями и с пеньем, На плечах росла осина, на висках росла береза, С бороды свисали ивы и ольха на подбородке. Изо лба тянулись ели, меж зубов качались сосны".

Вяйнямейнен втыкает в рот Випунену железный клин и проходит внутрь гитан та. Там он поставил кузницу и начал ковать железо. Проснувшийся от боли Випунен был вынужден поведать шаману все свои тайные песни, чтобы тот покинул его чрево. Старый верный Вяйнямейнен достроил лодку и поплыл в Похъелу.

Тексты по истории, мифологии и культуре Финно-Угрии.

 

“Вяйнямейнен и Антаро Випунен”.(А. Н. Фанталов, 1999)

 

 

(Продолжение следует).

 

Алексей Фанталов.

 

"Калевала" 2.

Menu