Кельты и древняя Ирландия 3.

 

 

Короли и знать были недовольны друидами, которые системой запретов-гейсов опутывали; их жизнь. Поэтому, когда на острове появились христианские проповедники /святой Патрик - и другие/, знать приняла столону нового учения. Значение друидизма стало быстро падать, его место заняли монахи. Однако, вторая жреческая каста - филиды тесно сотруд­ничала с последними, образовав юридические корпорации при монасты­рях. Они и осуществили запись мифологических преданий, позволив це­ркви "выполнить важнейшую задачу - соотнести историю Ирландии с мировой историей, как она виделась сквозь призму христианского учения.

При этом наследие языческой традиции было смягчено и преображено, но не отвергнуто. Напротив, не которые из древних богов /например, Бригита/ преобразились в христианских святых. Разумеется, кое-что пришлось устранить, в особенности мифы, связанные с космоло­гией и эсхатологией-сотворением мила и его грядущим концом /они были замещены сюжетами из Библия Тем не менее, объем фольклорной информации, сохраненной филидами огромен, и не имеет аналога в Север­ной Европе. Литература в Средневековой Ирландии уступает по своему богатству лишь греческой и латинской. И в ней в полной мере, несмо­тря на христианизацию, сохранились черты душевного строя кельтов, это «странное соединение контрастов: первобытной жестокости и душев­ной утонченности, у поения фантазией и клейкого чувства конкретности» /А, Смирнов/.

Вот как описываемся главный ирландский герой Кухулин: "Один глаз у него был как котел, в котором валят целого теленка, а другой так глубок, что не достать копьем.. .Три слоя волос было на голове его: у самой кожи темно-рыжие, в середине кроваво-красные, а сверху словно колонна развевались волосы цвета червонного золота... Прекрасный темно-пурпурный щит, с серебряным бортом нес он, а на ле­вом бедре его висел изукрашенный меч с золотой рукояткой. Девять отрубленных голов держал Кухулин в одной луке и десять в другой и потрясал ими в воздухе".

А рядом, по словам Эрнеста Ренана "кротость, пассивность, мечтательность". Трогательные и печальные истории любви /"Повесть о Байле Доброй Славы",и "Исчезновение Кондлы Пре­красного, сына Конда Ста битв"/.

Ирландские предания существуют в форме прозаических по­вестей и, называемых скандинавским словом "саги" /ирландцы говорили "скел" - истории/.Современная наука, в зависимости от тематики, распределяет их по циклам: мифологическому, героическому /иначе - уладскому/, историческому и циклу Финна.

Героический является, пожалуй, прекраснейшим из всех. Реальным зерном ему послужили события, связанные с междоусобными войнами ирландских королевств. Претензии одного из них, Улада /по имени которого и назван цикл/ на гегемонию вызывали отпор со стороны соседей. Вместе с тем, уладские саги представляют яркий пример эпоса, с обильными мифологическими включениями. Эта черта, наряду с высокими художественными достоинствами, ставит цикл в один ляд с такими шедеврами, как "Илиада", "Махабхарата", "Сказание о Вельсунгах" и др.

говоря о кельтском литературном наследии, нельзя не отметить. и тот вклад, который внесли в него древние бритты. На территории Англии культура кельтов развивалась не в таких благоприятных условиях, в каких она долгое время находилась в Ирландии. Сперва бритты подпали под власть Рима, /впрочем, не слишком обременительную/, затем испытали нашествие германских племен - англов, саксов и ютов. Последнее имело далеко идущие последствия - ассимиляцию кельтского населения и потерю традиционной культуры. Остатки бриттов уце­лели на территории Уэльса, который англосаксы, отчаявшись покорить, окружили рвом /отсюда и название/.

Кельты оказывали яростное сопротивление захватчикам./Валлийцы в средние века были прославлены как стрелки из тяжелых, далеко разящих луков. Позднее, именно благодаря им, английские короли выигрывали битвы с французскими рыцарями в Столетней войне. / Уэльс был бедной скотоводческой страной. В огне воин погибли высшие касты жрецов, и тюль охранителей древней учености пришлось взять на себя бардам. Им принадлежат такие произведения, как "Мабиногион", "Триады острова Британия", "Килох и Олвен" и другие, в которых мы можем увидеть многочисленные параллели к ирландским мифологическим образам.

Однако валлийские барды были далеко не так образованы, как ирландские филиды, и функция их была другая - прославление удачливого военного вождя. Таким вождем и стал полулегендарный Артур, возглавивший в конце У - начале У1 веков н.э. борьбу плотив англо­саксонского вторжения и одержавший победу при горе Бадон, на полвека остановившую продвижение германцев.

Из древних хроник и песен, он попал в "Историю Бриттов" Гальфрида Монмутского и получил широкую известность. Постепенно Артур превратился в центральную фигуру одноименного эпоса. Этот эпос проявил удивительную способность втягивать в себя множество образов и сюжетов, имеющих подчас независимое друг от друга происхождение.

 

(Продолжение следует).

 

Русский народный эпос в иллюстрациях и переложении Алексея Фанталова:

Святогор-великан.

 

Кельты и древняя Ирландия 4.

Меню