Культура древних угров.

 

 

Обскими уграми являются два близкородственных этноса - ханты и манси /по-русски остяки и вогулы/. Территория их обитания, расположен­ная к востоку от Уральского хребта, представляет собой обширную низ­менность с громадными болотами, прорезанную многочисленными реками-притоками Оби. Население ведет полуоседлый образ жизни, занимаясь ры­боловством и охотой, а также оленеводством на севере и скотоводством на юге.

Численность хантов и манси сейчас не превышает 30 тыс. человек, однако в прошлом вся Западная Сибирь была покрыта угорскими городками-крепостями, только в районе г. Сургут открыто шестьдесят городищ и сотни поселений /относящихся, правда, к разным периодам. Найдены остатки железных панцирей и мечей, а также великолепные серебряные украшения /угры очень любили этот металл/. Очевидно, в прошлом, уклад жизни хантов и манси был гораздо более сложным. Об этом говорят мно­гие сохранившиеся черты кулътуры. Натример, удивительное разнообразие типов жилищ. Есть временные: то стройки с каркасом из жердей ж покры­тием из бересты или шкур /шалаши имеют двускатную или плоскую крышу, чумы - сферическую/. Постоянными, неразборными домами служили землянки и наземные постройки из бревен и досок. Особенно интересны древние полуземлянки, со входом через шатровую крышу.

Очагом служил чувал, напоминающий камин, из обмазанных глиной бревен. Для сна использовались нары, застилаемые циновками и шкурами. Непре­менной принадлежностью каждого жилища, являлся столик на ножках.

На возвышенностях, островах, высоких берегах /иногда в пеще­рах/ ханты и манси строили святилища с идолами, которые часто имели одеяние и атрибуты /при этом надо сказать, что жители Сибири стара­лись избегать реализма в своих изображениях, так, как боялись, что они могут ожить/. Небольшие фигурки подвешивались к деревьям в берестяных кузовках. Строились и особые амбарчики для хранения медвежьих черепов.

Самым высоко по читаемым идолом была знаменитая Золотая Баба, стоявшая в устье Оби /около Обдорска - нынешнего Салехарда/. Она держа­ла за .руку фигурку мальчика /возможно символизируя богиню земли и ее младшего сына Мир-сусне-хума /национального героя и покровителя хантов и манси./

По словам дипломата и путешественника 16 века Сигизмунда Герберштейна, некогда на поклонение Золотой Бабе приезжали балты и славяне, включая поляков. Неподалеку находился и металлический гусь, также оли­цетворявший Мир-сусне-хума. Он был уничтожен в начале 18 в., когда Петр 1 для расправы с идолами направил в Сибирь целую экспедицию.

Переходя к рассмотрению декоративно-прикладного искусства, следует обратить внимание на ярко выраженные связи хантов и манси /как и вообще всех финно-угров/ со своими южными и западными сосе­дями. Это отчетливо видно на примере орнамента. Он получил большое развитие у обских угров и использовался для украшения одежды /плат­ков, меховых шуб, халатов, кафтанов, штанов, обуви, подушек, сумок, ткац­ких станков, оружия„ транспортных средств. Основным материалом служила береста, применялись также мех, сукно и бисер.

Для ханты мансийского орнамента характерны геометризм, резкие изломы линии, двуцветность /синее и красное/. Его условно можно отнести к меандровому, который был распространен у восточных славян и балтов. /Ученые иногда выводят его из структуры поперечного среза мамонто­вой кости/. Распространены также розетки и сетки, близкие к тем, что присутствуют в декоратовно-прикладном искусстве Кавказа, Средней и Передней Азии. Для вышивок хантов и манси типичны окаймляющие бордю­ры, имеющиеся также у славянских, балтийских, финских и тюркских народов. У народов же Сибири и Дальнего Востока таких бордюров нет.

Все эти причины побудили С.В.Иванова охарактеризовать декора­тивное искусство обских угров как часть широко распространенного в Восточной и отчасти Южной Европе орнаментального комплекса.

К сходным мыслям приводит и рассмотрение сюжетных изображений На холщовых вышивках хантов и манси мы видим птиц, медведей, оленей, всадников. Фигуры их даны синим по красному фону, они также геометризованы, нередко с резкими изломами прямых линий и выступающими отростками. Здесь мы снова видим параллели с Индоевропой. Например, типич­ное изображение всадника с воздетыми вверх руками. Видимо, это Мир-суснэ-хум простирает руки к своему небесному отцу. По своей композиции и по­зе, рисунок аналогичен изображению солнечного всадника на севернорус­ской вышивке, в котором Б.Д. Рыбаков увидел Даждьбога, /тоже, кстати, бога-сына/. Или мотив из двух птиц и дерева, восходящий непосредствен­ной иранскому искусству, а через него - к древнейшему индоевропейскому мифологическому сюжету, который присутствует в декоративно-прикладном искусстве украинцев, русских, белорусов, литовцев, латышей также каре­лов./иногда вместо дерева изображается женщина, а птица заменяются конями.

Наконец, фигурки из теста у хантов и манси в форме животных и
фантастических существ напоминают славянское обрядовое печенье.

Но главным, в культурном наследии обских угров, бесспорно, являются их предания. Они отличаются ярким своеобразием и как бы пронизаны "суровыми палеосибирскими ветрами". Здесь мы встречаем каменноглазых богатырей, города, подвешенные к небу на железных цепях, древних мамонтов. Вместе с тем в этих преданиях, как и в искусстве угров сильны свя­зи с западом и югом - индоевропейскими соседями.

Любопытно, что большую роль в собирании и изучении угорского фольклора сыграли венгерские ученые, начиная с Х1Хв. /особенно А. Регули и Б. Мункачи/. Видимо сказался пробудившийся в это время во всей Европе интерес к национальным традициям. Венгры, не сохранившие такого богатого пласта преданий, в поиске корней своей культуры обра­тились и обращаются к фольклорной сокровищнице обских угров.

 

«Золото Рейна».

 

(Продолжение следует).

 

Алексей Фанталов.

 

Нум-Торум (небесный бог), Калтась-Эква (богиня земли), Куль-Отыр (злой дух). Боги светил.

Menu