«Fallout - Ничто человеческое».

VI.

 

 

Vladimor (банда Песцов).

Наименование: "Песцы"
тип: преступная группировка
подтип: "рейдеры"
Численность: 8 человек
Деятельность: разбой, кражи, убийства, радио.
***

Банда Песцы была организована приблизительно в июне 2255 года Неким Беном Своллоу, рецидивистом из Нью-Рено, совместно с Майклом по кличке Стальная Кость и его подельником Кеном. За последних двоих была назначена награда в Дене, Клемете, Городе-Убежище и Броккен-хиллз за разбой, грабежи и совершенно беспричинное уничтожение мутантов, гулей и проч. на почве расовой ненависти. Их фотографии имеются в базе Калифорнийских рейнджеров.

В начале своего существования преступная группировка не носила никакого названия и не позиционировала себя как рейдерская организация. Их основными мишенями были одинокие путники и торговцы без охраны, путешествующие к Нью-Рено, а так же выполнение различных заказов от правящих семей города. По прошествии пары лет активной деятельности банда была "на заметке" у Мордино, но последние не хотели тратить средства и людей на выкуривание своенравных рейдеров из их базы. В это же время преступная группировка окончательно разрослась и переключила свою активность на крупные торговые караваны, стараясь выбирать в основном тех, кто работал с Мордино. Тем самым упрочив свои отношения с Бишопом.

С остальными преступными группировками города рейдерское формирование находилось в нейтральных отношениях.
Данная преступная группировка укрепилась в ближнем пригороде Нью-Рено, использовав как плацдарм довоенную вышку радиосвязи. Рейдеры существенно усилили саму базу, возведя дополнительные стены и установив крупнокалиберный пулемет. По предварительным данным для успешного выполнения операции по их уничтожению необходимо от 6 до 10 отделений полностью экипированных рейнджеров.

Так же среди деятельности группировки числится торговля алкоголем, наркотическими веществами и оружием.
Руководство в банде осуществляет ее основатель Бен Своллоу при помощи Майкла Стальная Кость. Остальные члены формирования находятся на равных правах.ъ

Кен, подельник и земляк Майкла был убит зимой 56-57 при штурме особенно крупного каравана из Реддинга

В мае 2256г. в банду вступил доктор Туран (по кличке «Док Громыхало»), прикладной ученый. Прошлое чисто, предположительно занимался взрывчатыми веществами и роботомеханизмами. Особые приметы: средних лет, длинные волосы, брюнет. Носит бороду.

В июне 2256г. в банду вступили Джим Джонссон и Джей Джонссон, братья. В прошлом ученые, не числились в преступных группировках, не разыскиваются. Кто-то из них является автором самоназвания банды - "Песцы". Особые приметы: среднее телосложение, у обоих белые волосы, оба носят шляпы одного типа.

В сентябре 2256 в банду вступил человек по кличке Иштван Ящерица, став одним из основных бойцов формирования. Досье на него отсутствует, предположительно бывший солдат. Особые приметы: плотного телосложения, короткая стрижка

В декабре 2256г. в банду вступил Таннер по кличке «Черт» из Дена. Заменил в банде погибшего Кена, штатного пулеметчика. Информации о прошлом не обнаружено. Особые приметы: высок, атлетического телосложения, на лице крупная родинка.

25 апреля 2257г. в банду вступил Танкист. Особо опасен - вооружен плазменным оружием! Информации о прошлом не обнаружено. Особые приметы: среднего роста, на щеке татуировка.
Майкл по кличке Стальная Кость. Рецидивист, бывший охотник из Дена. Выполняет функции помощника главаря банды. Особые приметы: низкий, плотного телосложения, русые волосы, носит бороду.

Руководитель банды, Бен Своллоу. Основатель преступной группировки и ее бессменный лидер. Особые приметы: среднего роста, крайне плотного телосложения, один глаз закрыт повязкой.

***конец досье***

 

Логово Песцов.

 

 

Квенты игроков:

 

Алексий (Алексей Лучкин)
…Это история одного паренька. Простого паренька из дворов Нью-Рено, к которому удача не благоволила, но который сам силой взял от жизни все, что хотел. Звали пацана Бен.

Сорок лет. Для кого-то это вся жизнь, для кого-то мимолетное мгновенье, но для Бена эта цифра значит много – ведь именно столько времени он топтал грешную землю. Бен Своллоу родился в июле, из чего можно сделать вывод, что его мать, Тесса, познакомилась с безымянный рейнджером где-то осенью. Рейнджер не оставил после себя ни имени ни адреса, клятвенно обещал вернуться, но, конечно же, и думать забыл о своих словах, едва его нога перешагнула границу Нью-Рено. Некоторое время Тесса продолжала работать на производстве мистера Мордино, который в то время был бойким молодым человеком, взявшим на себя весь семейный бизнес. В это время Бен жил припеваючи, искренне уверенный, что все дети всего мира живут так же. Он не знал чувства страха и боли, и основная часть жизни Нью-Рено, грязной и мрачной жизни, проходила мимо него. Но, когда ему минуло пять лет, произошла катастрофа – кто-то из смены Тессы попался на том, что сплавлял часть товара Бишопам, после чего часть сотрудников была расстреляна на месте, а вторая часть разбежалась по углам, спасаясь от гнева мистера Мордино.

Среди выживших была и мать Бена, которая прокралась в ночи домой, схватила малыша и самое необходимое, после чего поселилась в одной из ночлежек на окраине. Тут, во всяком случае, можно было отсидеться, не опасаясь получить пулю во время случайной встречи с кем-то из людей ее бывшего работодателя. Одно время Тесса даже хотела покинуть город с ближайшим караваном, но, из-за разразившихся осенних песчаных бурь, на несколько месяцев все сообщение Нью-Рено с внешним миром было остановлено. Казалось, над семейством Своллоу нависло проклятие. Тессу не брали ни на одну приличную работу, так что пару месяцев она просто мыла посуду в соседней забегаловке – за еду для себя и своего сына. Бен тем временем познакомился с детьми окраин, несколько раз бывал бит, но терпел все это в ожидании того мига, когда мама сделает что-то и их жизнь вновь наладится. Спустя пару месяцев все отложенные средства подошли к концу, чему немало способствовало новое пристрастие Тессы – Джет. Под его влиянием жизнь казалась ей не так плоха и возвращалось чувство надежды и веры в завтрашний день.

И вот, в один из дней Тесса, придя к дилеру, обнаружила, что ей хватает только на одну порцию «карманного рая». Спустя две недели, растрепанная и измученная, она вновь постучалась к тому же дилеру и попросила обеспечить ее работой. Малыш Бен долго не мог понять, почему его мама приходит домой только под утро, в измятой одежде и с целым букетом странных и неприятных запахов, тянувшихся от нее. Он все еще мучался над этой загадкой, когда в одно утро Тесса не пришла. Бену не оставалось ничего другого, кроме как ждать свою маму. Но Тесса не вернулась и на следующее утро, не пришла она и тогда, когда Билл Повернутый, хозяин ночлежки, выставил Бена за порог, так и не дождавшись своевременной кварплаты.

Мальчик поздним вечером стоял на улице под проливным дождем и не знал, куда ему податься. Он побрел вдоль по улице без особой цели, просто потому что мышцы уже начало сводить от холода. Так и шел он, пока среди редких прохожих не промелькнуло одно знакомое лицо. Малыш не знал, что видит того самого дилера и, по совместительству, сутенера, на которого работала его мать. С плачем он побежал к нему, но был отброшен охраной. Лежа в луже и не понимая, где струи дождя, а где его слезы, Бен слушал смех людей, которые его ударили. Среди непристойностей промелькнули фразы «грязная шлюха Тесса» и «мистер Прилизанный», после чего говорившие удалились. В тот момент Бен не понял всего смысла произошедшего, но эти слова глубоко врезались в его память.

…Шло время. Бен Своллоу жил просто на улице, питаясь тем, что можно было добыть. Очень быстро он научился воровать, не редко бывал бит и уже начал забывать свою былую жизнь. В десять лет он своим видом напоминал скелет, и можно было только поразиться тому, как он дожил до этого возраста в таких условиях. Он давно уже научился справляться с проблемами жизни в самых грязных кварталах Нью-Рено, жизнь на улице заново перековала его, выявив острый ум и воспитав внутреннюю злость. В одиннадцать он сколотил свою первую уличную банду, в тринадцать уже вовсю приторговывал паленым джетом и ментатом. К совершеннолетию на его счету было уже несчитанное количество жизней, подъемы и падения, ночевки на улице вперемешку с кутежом в баре «Сальваторе». И, ровно в день своего рождения, он устроил себе подарок – «навестил» постаревшего Прилизанного. Когда охрана сутенера уже лежала в лужах крови, Прилизанный смог вспомнить Тессу, но у него так и не получилось рассказать ничего такого, что могло бы спасти его.

Время продолжало свой бег, но Бен так и не удалось подняться до тех высот, о которых он страстно мечтал. Он не хотел работать на какую-то из семей, он хотел делать все только для себя, в связи с чем пару раз просто чудом спасался от гнева теневых правителей города. Но долго так продолжаться не могло, Бен чувствовал, что начинает стареть, и, в какой-то из дней жизни одинокого волка, его рука может подвести его. И вот, снова в день рождения, в тридцатипятилетие, Бен в баре случайно познакомился с <username> и его приятелем, охотниками из дальнего города Дэна. Суровые бородатые парни глушили «Рыгаловку» и всем своим видом выражали активный поиск работы. Бен счел эту встречу знаком свыше, так как в этот момент как раз искал подельников для «прихлопывания» одного зарвавшегося должника и его дружков. После дела, Бен взглянул на охотников новыми глазами и с удивлением понял, что и дальше не прочь работать с этими хитрыми и стремительными ребятами.

За пять лет они вместе провернули множество дел, стали грозой безмятежных караванов и набрали новых людей. Друг <username> погиб, поймав шальную пулю, но это не остановило тех, кто уже был прозван рейдерами, и кого уже боялись. Бен наконец-то нашел то, к чему стремился всю жизнь, у него были собственные подчиненные и сила. Не такая, конечно, что бы соперничать с семьями Нью-Рено, но все же Бен добился от них признания и нейтралитета. Семьям было выгодно не давить рейдеров, а Бен с подельниками использовали город только как место закупки провизии и поиска работы, а так же буйных кутежей после особенно удачных дел.
Со дня на день Бену Своллоу должно исполниться 40 лет. Что теперь несет для него юбилей?

Бен Своллоу.

 

Майкл Стальная Кость (Михаил Платонов)

...Наступало утро. Майкл, по прозванию Стальная Кость, как раз приканчивал четвертую бутылку отменнейшей рыгаловки в обществе своего друга Кенни. К глубочайшему сожалению Майка, Кенни уже окончательно сморил сон, и его фигура расплылась на стуле какого-то очередного дрянного притона в Нью-Рено. Лицо, как всегда полускрытое оранжевым капюшоном, казалось спокойным и умиротворенным. Рассветные лучи уже пробивались сквозь заржавевшие полуопущенные жалюзи и бликовали на полупустом стакане рыгаловки Майка. Как и всегда в такие моменты, охотника на гекконов потянуло на воспоминания. Как и всегда в такие моменты, Кен уже спал сном праведника, как будто и не он позавчера прирезал четыре человека.

Стальная Кость вспоминал свою молодость. Вспоминал те времена, когда его еще называли просто "Майки", а в его ноге не было стальной вставки. Отец в те времена учил его выпасу браминов и правильной засаде на одинокого геккона. Отец... В Дене люди умирали часто, но отец Майкла стал исключением - дожил до 112 лет и, видимо, собирался пережить собственного сына. Нельзя сказать, что эта мысль так уж веселила Майка, но и не то, что бы очень огорчала. Честно признаться, после пары бутылок рыгаловки Майку было вообще абсолютно наплевать на это.
Он сбежал из дома в 16 лет. Как сейчас он помнил этот день - когда ради завоевания благосклонности соседской девчушки он прикончил самого жирного брамина в стаде собственного отца. Благосклонность Майк получил сполна, но только от девушки. Когда Майкл-старший обнаружил пропажу, он не стал лезть за словом в карман, а потянулся за своей старенькой береттой. Увидев такое дело, Майки разумно решил, что пора бы уже начинать взрослую самостоятельную жизнь и становиться полноценным охотником на гекконов. Подхватив свои не хитрые пожитки, Майлк перебрался жить к своему другу Кенни, после чего начал уже полноценно ходить на промысел.

По началу, конечно, случались огорчения и неудачи - как, например, при встрече с диким брамином, который гнал юного охотника по пустошам аж до самых границ Дена. Но в целом Майкл, как и его друг Кен, со временем становился все более и более опытным охотником и странником пустошей. Доходы его сильно возросли, и Майк не знал печали в течение многих лет. Отец, казалось, и думать забыл о блудном сыне, целиком уделив внимание своему скоту, и Майкл окончательно расслабился и решил, что жизнь удалась.

Но не тут-то было! Если отец молодого человека и оставил его в покое, то отцы всех девушек Дена, подаривших свою благосклонность Майку, не разделяли его точку зрения. А набралось их без малого сотня. Как-то апрельским ранним утром Майк как раз спешил домой от своей новой пассии - Кэтти - как вдруг "случайно" встретился с внеочередным собранием оскорбленных отцов юных леди. Поняв, что дело пахнет жареным (у кого-то из папаш нашелся огнемет и по улице явно тянуло горючкой), Майки дал деру в противоположном направлении. И он бы непременно скрылся, если бы по дороге не подвернулся Кен. Врезавшись на полном ходу в своего закадычного друга, Майк покатился кубарем по земле, слыша над головой жужжание пуль и дроби. Кенни, моментально оценив обстановку, сиганул за угол дома, назначив Майку встречу в их обычном перевалочном пункте в 10 милях от Дена. Товарищ Майка отлично понимал, что ему погибнуть в образовавшейся заварушке плевое дело. Майк, перекатившись на бедро, выстрелил пару раз из своей берданки в сторону надвигающейся толпы. Ответом ему послужил слабый вскрик боли и гул заработавшего огнемета. Поняв, что он слишком задержался в этом вонючем маленьком городке, Майкл решил своевременно покинуть его и заняться промыслом где-нибудь в другом месте. Пригибаясь, по возможности прячась за домами и периодически отстреливаясь, наш герой достиг края города и растворился в прилегающих пустошах. Как не трудно догадаться, в Дене он больше никогда не появлялся.

Усталый и грязный, Майк добрел до места сбора, где его поджидала еще одна неожиданная встреча. Еще на входе странный запах насторожил охотника и это спасло ему жизнь. При первом же резком звуке Майкл отлетел к противоположной стене и припал на колено, в изумлении наблюдая ярко-зеленую вспышку, развеявшею полумрак. Из темноты их бывшего убежища донеслось рычание и наружу выползло огромное зелено-коричневое создание. Так впервые Майк встретился с супер-мутантом. Не оставалось сомнений, что здоровяк планирует отнюдь не позвать охотника кофе при свечах, по этому Майк вскинул ружье и выстрелил, как на охоте, в глаз монстру. Шкурка геккона ценится не порченной, по этому точность была залогом дохода охотника. Как и всегда, рука не подвела Майка, и выстрел пришелся точно в цель. Супер-мутант истошно взревел и закрутился волчком. То ли мозг у этого создания был спрятан так глубоко, что пуля до него просто не дошла, то ли это была длительная агония - Майкл понять не успел. Рев монстра дополнился новыми звуками - гулким уханьем его энергетического оружия. Ослепленное и шокированное болью чудовище просто зажало гашетку, паля во все без разбору. Один из первых же выстрелов пришелся Майку в ногу, вызвав волну обжигающей боли. Упав ничком, человек сжался за каким-то камнем, в ужасе ожидая, что любой следующий выстрел придется ему в голову. Но монстр тем временем совсем потерял разум, и ствол его плазмагана ушел высоко вверх, продолжая посылать смертоносные сгустки энергии в пустоту. Прошла почти минута, растянувшаяся для Майкла в вечность, и звук ружья переменился. Жужжало оно теперь постоянно, а не только между выстрелами, а сам звук становился все выше. Когда его уже невозможно было слышать, и Майк уже подумал, что его барабанным перепонкам пришел конец, ружье наконец-то умолкло. Спустя секунду раненое чудище исчезло в ярчайшей вспышке, а Майка приподняло и швырнуло взрывной волной о каменную стену. После удара на него наконец-то опустилось забвение и больше он ничего не слышал и не видел.

Таким и нашел его Кен - лежащего у стены с проплавленной насквозь ногой в груде каменной крошки. Кен задержался на встречу потому, что под шумок крал главную ценность всего Дена - небольшой фургон-пикап на ядерных генераторах. Пока все мужское население города с увлечением гоняло его напарника, Кен не торопясь собрал все свои ценности в кузов, уложил весь запас батарей, имевшийся в городе (справедливо решив, что без самого фургона местным они без надобности), завелся и выехал из города. На фургоне можно было не опасаться преследования, т.к. В безлюдных пустошах не встречалось более быстрых транспортных средств.
Оценив ситуацию, Кен уложил Майка в кузов, прикрыл тряпками и поехал куда глаза глядят за медицинской помощью. Видимо сказалась удача Майкла (потому что у Кенни ее не было отродясь) и он без карты выбрал самое верное направление, к закату прикатив в многим известный Город-Убежище. Там всего за несколько ядерных батарей и легкую угрозу охотничьим ножом местные врачи взялись оперировать Майкла. Рана была тяжелая, и, хотя охотник не потерял много крови, был очень большой вопрос, сможет ли когда-то нормально ходить. В ход снова пошел нож, ядерные батарейки, а потом и сам пикап, и врачи, проколдовав три месяца, смогли привести Майка в норму. Вместо проплавленной насквозь бедренной пости в его ноге теперь находилась трубка из сверхпрочных сплавов, мышцы вокруг были мастерски сращены, а все нервные окончания аккуратно соединены. Майкл снова мог ходить и даже бегать, а о былом ранении напоминала лишь легкая хромота. Тогда-то он и получил прозвище "Стальная Кость" и, немного подумав, стал использовать его повседневно. Не стоит и говорить, что мужчиной со стальными костями женщины интересовались значительно больше.

В Городе-убежище наши герои пробыли недолго. Его жители почему-то очень негативно отнеслись к тому, что пришлые люди хендожат гражданок, и прорываться пришлось чуть ли не с боем. Покинув сие гостеприимное место, два охотника отправились в странствия по пустошам, зарабатывая как придется и где придется. Нельзя сказать, что бы за прошедшие годы они стали отъявленными бандитами, но Майк никогда не мог понять, чем убийство людей в сущности отличается от убийства тех же гекконов, по этому и поступал соответственно. В довершение всего им постоянно попадались мутанты и гули, а их, после встречи с супермутантом, Майк и Кенни ох как не любили.

Судьба хорошо помотала их по миру, и в пропахший организованной преступностью Нью-Рено они попали совершенно случайно. Что ж, еще день на отдых, а вечером перед закатом пора в путь...
Скрип двери отвлек Майкла от воспоминаний и размышлений. Вместе с облаком утренней пыли в кабак зашел высокий плотный мужчина в оливовом костюме, за милю отдающим то ли армией то ли тюрьмой. незнакомец уселся недалеко от охотников и заказал себе нюки. Потом поднял голову и произнес: "эй, парни, я слышал вы тут проездом. Работенку не ищете?"

Этот миг многое решил в жизни Майка. Он согласится на предложение человека, представившегося Беном, а позже, вместе с Кеном, станет костяком рейдерской банды "Песцы". Они осядут при Нью-Рено, осядут первый раз после своего ухода из Дена. Спустя пару лет какие-то сволочи убьют Кенни, но Майк Стальная Кость останется в банде.
А вот чем закончится эта история, еще не знает ни кто...  

 

Джей Джонсон (Владмир Проскуряков), Джим Джонсон (Рикардо)
Родом из местечка под названием "Абисс", что близ Убежища 15. Их отец, Крис Джонссон, был человеком не поймавшим птицу удачи за хвост, и больше увлекался игрой на музыкальных инструментах, чем зарабатыванием на хлеб, что и вызвало уход матери братьев в далеком прошлом. Сыновей, что показательно, Лия Джонссон с собой не взяла, сопроводив это словами "я уже вижу, они все в тебя, Крис, вот ты с ними и возись!". Детям в то время было меньше года, так что набюдательность Лии вызывает крайнее удивление. Особенно, если учесть, что она оказалась чертовски права.

Оставшись в одиночестве против двух кричащих отродий собственного блуда, Крис сначала впал в панику, потом, на всякий случай, напился, а потом послал за своим братом Джеймсом Джонссоном, проживающем в общине при Убежище. Джеймс с радостью откликнулся на приглашение, в основном потому, что был одиноким человеком. Легко быть одиноким, когда в темноте ты похож на мигалку полицейской машины далекого прошлого, а в твоих увлечениях значится какая-то совершенно дурная алхимия, которую ты называешь гордым словом "наука". В общем, как бы то ни было, в общине по Джеймсу ни кто особо не скучал, а Кристофер принял его с распростертыми объятиями и снова напился - от радости.
Посмотрев на увлеченно хлещущего Рыгаловку Криса, Джеймс сделал изрядный глоток Нюка-Колы, и начал заниматься малышами.

Сконструированное им "автоматическое устройство для смены пеленок" и игрушки типа "Нуклерчебуратор" мы описывать тут не будем, ограничимся лишь словами о том, что детство у братьев было не самым скучным и однообразным.

Когда малыши подросли, они всей душой потянулись к хобби дядюшки, уже в 12 лет увлеченно делая смесь от прыщей "Джонссон и Джонссон", а так же омолаживающую воду с плутонием. Джеймс никак не мог нарадоваться на сорванцов, до тех пор, пока случайно не подорвался к чертям собачьим на "пене для ванн Джонссон и Джонссон" (Крис напился в сосиску на его похоронах). Погоревав немного, Джей и Джим снова взялись за старое. К двадцати двум годам они сварили уникальный шампунь, моющий волосы аж добела. В процессе приготовления немного не рассчитали с ди-хлор-этаном и смесь рванула, забызгав братьев с ног до головы. Волосы на логове были спасены шляпами, во всех же остальных местах юные химики стали щеголять снежно-белым окрасом растительности. Повторюсь, во всех местах.

В двадцать четыре они, на свою беду, получили целую цистерну освежителя воздуха из канистры, наполненной жидкой смесью радона со всяческим мусором. Особого вреда от освежителя не было, за исключением ужасающей вони, распространившейся по окресностям. Этот, с позволения сказать, запах стал последней каплей, разбившей вдребезги чашу терпения местных жителей, после чего они вооружились кто чем мог, и прогнали Джонссонов прочь. Поговаривают, что какой-то пришлый человек из северной деревушки Аройо даже выстрелил им вслед из плазмагана, но промахнулся, что неудивительно, когда от дикой вони слезятся глаза. Крис пропустил бегство сыновей, так как ему на днях завезли ящик свежайшей Рыгаловки на браминьем дерьме, и он целиком уделил свое внимание ему.

Оказавшись в пустошах без вещей, братья пошли куда глаза глядят. Обитающие на бескрайних просторах радиоактивной земли твари обходили стороной двух немилосердно воняющих путников, так что в целом путешествие их проходило в спокойной и непринужденной атмосфере. Близ столицы НКР братья наткнулись на торговца с охраной, но, как только приблизились, те с жуткими завываниями убежали прочь, побросав оружие и зажав носы. Тягловые брамины составили компанию бегущим. Подобрав добычу, братья крепко задумались, а потом Джим изрек: "В чем сила, брат?". Не ответив, Джей поковырял в носу. "А сила, брат, в здоровых стволах крупного калибра. Нас все кинули? Кинули. Так давай тоже будем всех кидать - пошли в рейдеры!". "Сдурел, брат?" - ответил ему Джей, "вдвоем мы разве что старушку-гуля грабануть сможем. Нам банда нужна. Вдвоем пропадем!". На том и порешили. Собрали добычу да и отправились искать в пустошах рейдеров (ага, или ветра в поле).

Как это ни парадоксально, под Нью-Рено они действительно натолкнулись на рейдеров. Белые бороды вкупе с широкополыми ковбойскими шляпами произвели на последних должное впечатление, и братья были приняты в банду со зловещим названием "Песцы"...  

P.S. Шампунь они, кстати, приватили с собой.

 

Черт Таннер (Карпов Иван)

Если Ваше осознанное детство не начиналось в Модоке или его ближайших окретностях, значит Вы не знаете, что такое быть по уши в дерьме. Чёрт Таннер уже в свои юные годы успел насладиться запахом и видом браминьих лепешек сполна, но, в отличие от большинства жителей городка, так и не проникся нежными чувствами к двухголовым тварям и особенно к продуктам их жизнедеятельности. Может быть, виной тому было внемодокское происхождение парня; Таннер появился в городке вместе с очередным торговым караваном из Дэна. Караван через несколько дней ушел, чего, однако, нельзя сказать о Чёрте.
Намеренно или случайно, (хотя, вероятней, конечно, первое) парень был оставлен в поселении фермеров. Непонятно, отчего ребенка,которому на вид тогда было не больше двух лет, не выбросили в Пустоши, как делают все нормальные люди, а притащили подыхать именно в город.
Хотя, это совсем не важно. Важно то, что нашлись неразумные, которые взяли мальчонку под свою крышу, рассчитывая, судя по всему, вырастить из него неплохую рабочую единицу, которая окупит расходы по своему содержанию, погоняя стада гадящей где ни попадя животины и выполняя работу по хозяйству. Все к тому и шло, пока парень был ростом невелик,
да на руку не крепок. Семья, в которую он попал, состояла из трех человек: дряхлой старухи и ее сына с женой, которые выдавали себя за родных Таннера и использовали Чёрта по полной программе для всех хозяйственных нужд.

Тайну разрушила старуха. Умирая, она рассказала парню правду и отдала ему повязку, которая, по словам умирающей,была на руке мальчика в момент, когда его нашли жители Модока. На повязке было написано всего два слова: "Чёрт Таннер". С этого момента и начинается история Чёрта как такового, ибо фермеры звали его иначе.
   Чёрта и так не устраивала жизнь, которую он вел - вкалывать, как проклятый, и ничего не иметь - это мало кому понравится, - а тут еще такие новости. Так или иначе, открывшаяся правда послужила искрой, запалившей большой костер. Парень незамедлительно объявил своим "родителям", что он думает об этом утопающем в дерьме городе с его дерьмовыми жителями, из которых наиболее дерьмовыми, несомненно, являются его самозванные отец и мать. Также им было заявлено о намерении покинуть эти места с первым же караваном в Дэн, Кламат или Реддинг - все равно!
           Родня не была обескуражена таким поворотом событий: "сынок" был заперт в подвале, где тоже с лихвой хватало работы.
И это было ошибкой. Сутки в полутьме и холоде не добавили парню любви к ближнему.И, как говорится в одной старой застольной игре, город проснулся, но не проснулись два мирных жителя. Нерадивым родителям всё же стоило отпустить парня подобру-поздорову. Как бы там ни было, Таннер в ночи покинул дурно пахнущий городишко, прихватив с собой кое-какие запасы и единственное оружие в доме - шипастый кастет.
Конечно, Пустошь не стала для неопытного парня гостеприимным местом, и сделала из угрюмого подростка человека довольно мрачного. Много неприятностей произошло с Таннером за следующие годы, самыми существенными из которых стали пленение работорговцами из Дэна и побег в Реддинг, заварушка с шахтерами, снова бегство - на этот раз финишем оказался Брокен Хиллс. Брокен Хиллс был, кстати сказать, самым необычным местом, которое посетил в своей жизни Таннер и единственным местом, где Черт никого не убил.

Все смешалось в этом городе самым странным образом, всё было не так как везде. Не понравился Таннеру этот порядок и правила, всё это он ненавидел. Минимум правил - вот правило, которое принимал Черт. Мутантов с гулями Таннер тоже не жаловал и не скрывал этого. Поэтому в Брокен Хиллс ему тоже не нашлось места. Хотя ему удалось навариться на сопровождении караванов, финансовая сторона жизни по-прежнему была напряженной. А вот караваны, которые сопровождал Чёрт, перевозили вполне сносные грузы. Найти подходящую банду рейдеров и договориться с ними не составило большого труда для Чёрта. Тяжело груженый караван, следовавший в Нью-Рено, был захвачен бандой "Песцы" - благо Таннер собственноручно расстрелял большую часть охраны, командиром которой он являлся. Примкнув к банде, Чёрту оставалось только поучаствовать в дележе добычи. Караван, равно как и Таннер, с тех пор считался в Брокен Хиллс погибшим. Что, по сути, почти верно.

Сам же Таннер осел вместе с бандой неподалеку от Рено, где и по сей день воплощаются в жизнь истины, усвоенные Чёртом во время скитаний по Пустоши, главными из которых считаются следующие. Во-первых, выживают сильнейшие, во-вторых, одиночкам в Пустоши места нет.

 

Имя: Иштван Ящерица (Ярослав Ютанов)
Позывной: Толь Эбер

Биография:
Житель НКР, отец торговец, мать умерла при родах. С детства отец обучал торговле и старался дать сыну
хорошее образование. Будучи подростком связался на улице с шайкой молодой шпаны, совершил в своей жизни первое ворвоство со взломом и был пойман. Что бы как то оградить сына от дурного влияния улицы, по просьбе отца был устроен в лагерь для тренировке рейнджеров.

Во время обучения было замечено хорошее владение ножом, и снайперским оружием. По завершении обучения был зачислен в патрульный отряд. Получил позывной Толь Эбер (Дикий Кабан), благодаря тучности и достаточно свирепому нраву. Через два года патрулирования отряд был переведен для охраны караванов. Иштван сам иногда участвовал в торговле, и получил очень высокую оценку у профессионалов в этом деле. Торговцы даже прозвали его "Ящерица" - так ловок он был в словесной битве за деньги и товар.

Полоса удачи в жизни кончилась, со смертью отца при загадочных обстоятельствах. Его тело было найдено обезглавленным, а дом сожжен. По неофициальной информации он задолжал солидную сумму одному из мафиозных кланов. Виновники так и не были найдены. Вскоре после этого Иштван дезертировал, прихватив с собой комплект брони и табельное оружие. Пущенная последу погоня только обнаружила пепелище временного лагеря в с десяток трупов в округе. В личных вещах одного из убитых была найдена фотография отца Иштвана. Рейнджеры всегда знали что месть Эбера страшна. Дальше преследовать его не стали.

Статус: Находится в розыске, как пропавший без вести. В случае обнаружения на территории НКР, будет предъявлено
обвинение в дезертирстве и хищении табельного оружия.
Местонахождение: предположительно пригород Нью-Рено.

Танкист (Олег Яковлев).

Никто не знает, откуда он появился. Просто однажды у поселения к югу от нью рено появился оборванный, окровавленный подросток, умирающий от голода и ран. Кто он? Откуда он? Обычная, как и сотни других нестчастных, жертва рейдеров? А может, кого и похуже? Кто может сказать, сколько опасностей таит для людей пустошь? И кто может сказать, скольких счастливчиков, избежавших немедленной гибели, она поглотила потом. Случайным ли мутантом, ямой с радиоактивным мусором, диким ли зверем - но Пустошь взяла свое. И лишь единицам удавалось выжить и выбраться к людям. Грустно, но обыденно. Лишь 2 вещи выглядели чересчур подозрительно для оборванца без памяти. Жетон с непонятной гравировкой FSX да побитая, поржавленная, пустая плазменная винтовка в руках, последнее время служившая дубиной.

Мальчику помогли. С винтовкой пришлось расстаться, в обмен на кров и еду. На вид ему было лет 13, ни имени, ни фамилии. На нем была явно чужая танковая форма, со складов национальной гвардии, поэтому само родилось прозвище "танкист". Сначала нелюдимого, дичившегося парня сторонились, потом привыкли, тем более, что свою работу выполнял он исправно, и помощником был толковым. Выяснить, как его зовут, так и не удалось, поэтому дурацкая кличка прижилась, тем более, парень на нее откликался.
Через 2 года он первый раз поехал на рынок в ньюрено. Суровые улицы,  не менее опасные чем Пустошь, подобие цивилизации, женщины, да не деревенские бабищи а ЖЕНЩИНЫ пленили его. А может и не они, а пара доз винта, психо, jet... КОгда Танкиста вытащили из бара, он ничего не соображал, а когда старшие привели его в чувство и решили наказать - он взбесился. Но против пятерых умелых бойцов шансов почти нет. Избитый и униженный, Танкист дождался удобного момента, сбил замок с арсенала и со своей винтовкой сбежал в нью рено. Еще 2 года бандитской жизни закалили его, научили жестокости и выжгли жалость. Однако сидение на месте вскоре наскучило парню. Во время одной из пьянок, он познакомился с рейдерами, забредшими по случаю в город, и вскоре отправился к ним. После нескольких проверок банда приняла человека, пришедшего к ним по доброй воле, а бывший в в рейдерах ученый-инженер наконец то сумел отладить винтовку. Из тяжелого талисмана она наконец то превратилась в серьезное оружие, лишь бы батарей хватало.

Док Громыхало Туран (Паша Оружейник) (художественно переписывать уже лень, из пары мессаг и так все ясно я думаю)

Изгнали дока из города-убежища за то, что он подорвал нафиг пол внешнего квартала, когда делал освещающий коктейль. Фан: что бы Док не делал, у него зачастую получаются орудия смертоубийства - это объяснит его необходимость рейдерам. Т.е. - делал мороженное, получилась протевопехотная мина, делал воздушные шарики - получилось биологическое оружие. Ну и так далее

По характеру – близок к Эммету Брауну (Назад в Будущее), достаточно спокоен, любит что-то построить да попроектировать (В общем-то, какой Паша Оружейник по жизни, такой и в РИ.)

Джей Джонссон.

Паранойя среди пушных зверьков.

В это утро в Нью-Рено было особенно шумно, так шумно, что какие-то звуки долетали даже до нашей укромной норки, расположенной на краю мира всего. Я встал с сильного похмелья - вчера мы отмечали возвращение половины банды из успешного длительного рейда. Как это ни странно, все пережили его, и старина Черт снова хлопал меня по плечу, а Бенни, наш главарь, вновь ворчал в сторонке и требовал выпивки и женщин. В общем-то, все вернулось на круги своя, снова в Башне стоял шум и, время от времени, за обрывом рвались гранаты.

Позавтракав и приведя себя в более-менее светское состояние, я спросил дозволения у командира на вывод развед-группы - ведь интересно же узнать, чего горожане расшумелись. Босс дал добро, и я, в сопровождении Майки, Ящерки и моего братишки Джимми, выдвинулись в сторону города. Решено было избегать проторенных дорог и идти по пустошам - вдруг что. Как чуть позже выяснилось, решение было очень и очень верным - на ближайшем перекрестке, бряцая железом, стоял целый отряд Братства Стали в своих консервных банках и с большими пушками. Мне лично от Братства ни жарко ни холодно, они всяко лучше ублюдочного Анклава, но вот попадаться вчетвером такой стае очень уж не хотелось. Песцы залегли за барханами, и лежали тише мыши, пока консервы, наконец-то, не покинули нас. Не знаю, кто как, а я вздохнул с облегчением. Даже не смотря на то, что лежал все время в муравейнике. Хорошо хоть, муравьи попались обычные, а не мутировавшие, а не то быть бы мне обглоданным скелетом.

Заинтересовавшись появлением Братства на дорогах, мы решили зайти к МакМанусам, проживающим неподалеку, и поинтересоваться причинами такой активности железяк.

Неподалеку от ранчо нас ждал еще один сюрприз - несколько людей, назвавшихся Крысами, патрулировали окрестности. Я лично слыхал об этих отморозках, которые зачастую не шли ни на какие переговоры и от которых неизвестно чего было ждать. На всякий пожарный переведя предохранитель на автоматический огонь, я приблизился к ним. К слову, моя Кэтти последнее время стала заедать на длинных очередях, так что я прилично рисковал своей задницей.

Как ни странно, лидер Крыс оказался доверчив и повелся на всю ту чепуху, что я ему наплел. Таким образом, мы беспрепятственно прошли на ранчо, но там нам не сообщили ровным счетом ничего из того, что могло бы нас заинтересовать. Взяв руки в ноги, мы выдвинулись в обратную дорогу, и не прошли и мили, как напоролись на засаду Крыс. Тут снова в дело вступила дипломатия, и вперед был выпущен Ящерка - Иштван в прошлом рейнджер, и должен уметь чесать языком. Спустя пару очень напряженных минут Ящерица и Крысы достигли взаимопонимания, и мы вновь смогли двигаться дальше. Правильно говорят, что соглашение в политике достигается тогда, когда одна сторона делает вид, что поверила брехне второй стороны. Вместе с нами, кстати, под шумок проскочили четверо крайне бомжеватого вида, и, естественно, я не мог упустить такую возможность. "услуга за услугу" - так гласит закон бартера пустошей, и оборванцам был предложен способ отработать нашу помощь.

"придите ночью в город" - сказал я - "и найдите территорию людей, работающих на мистера Мордино. Там взорвите пару гранат, убейте кого-нибудь, и, самое главное, нарисуйте на стене тот же знак, что изображен на спине моего плаща. В таком случае, Песцы не будут иметь к вам претензий и вы сможете спокойно заниматься своими делами". Грязнули согласились на выдвинутые условия и, как покажет время, честно отработали нашу защиту. Пока же мы, от греха подальше, вернулись в норку, где уже поспел обед и приятно тянуло напалмом. Пока я стоял в дозоре, Бенни вывел в пустоши еще одну группу, но каких-то существенных результатов они так же не достигли.

Решив, что с меня хватит неизвестности, я позвал своего братишку и изложил ему нехитрый план глубинной разведки. При такой активности вооруженных людей у города было глупо соваться туда не зная броду, тем паче, что, по слухам, Мордино вновь предприняли безуспешные попытки обнаружить нашу Башню. Вот казалось бы - довоенное строение 25 метров в высоту и семь с половиной в диаметре, торчит значительно выше любой постройки Нью-Рено, а вот поди ж ты, ни кто нас найти не может. Видать, плохо ищут, или попросту очень много пьют.

Но что-то я отвлекся. Вернемся к моему плану - переодевшись в клетчатые рубашки и, по возможности, максимально изменив свой облик, я, братишка и Ящерка, нисколько не скрываясь, двинулись по дороге в город. Шли мы под видом... бродячих музыкантов. Джимми вооружился гитарой, я - губной гармошкой, а Иштван шляпой, в которую предполагалось собирать подаяние бедным музыкантам. Не сказать, что нам так уж была нужна наличность, мне лично на жизнь хватало, но для поддержания легенды это было необходимо. Из оружия при нас были только ножи, ну да пара гранат, глубоко упрятанных под одеждой. Безобидные люди, в самом деле!

Веселье началось уже на земле Мецгера, на половине дороги к городу. Там у них случилась какая-то заварушка, кто-то по кому-то активно стрелял, даже гранаты рвались, в общем стоял шум и тарарам. Что бы не схлопотать шальную пулю, мы бухнулись за ближайший бархан, где... продолжили играть. Должен вам признаться, давно старина Джей так не веселился - ну разве что в тот день, когда мы с Джимми играли в покер под огнем миномета. Только представьте, серьезные дяди по серьезным теркам дырявят друг другу задницы, кровища, мозги, горы трупов, а три рейдера тихо-мирно играют себе на гитаре. В общем, отсмеявшись вволю, мы продолжили наше странствие, благо после такого променада ни у кого из выживших не возникло к нам вопросов.

Уже на подходе к городу встретился нам мужик на костыле, как-то уж очень сильно смахивающий на лидера Черепов. Он заказал у нас песню, мы, естественно, не ударили лицом в грязь, да и присмотрелись заодно. Мои догадки подтвердились одеждой и амуницией, явно этот человек был не из городских лоботрясов. Хорошенько запомнив его (никак не избавлюсь от ощущения, что Череп в это время так же изучал нас), мы спокойно разошлись по своим делам. Делить с этими ребятами нам было нечего, все равно мы не совались в их районы, а они в наши.

По приходу в город мы встретили самого Мецгера, который нас, слава богам, не признал, но при этом обошелся с бродячими музыкантами более чем жестко. Повалявшись немного на обочине, мы по-быстрому сорвались к Бишопам, стараясь не портить легенду. В "Шарке" нам поведали, что те же самые крысы, совместно с рейнджерами (?!!), похитили жену и дочь мистера Бишопа. При чем дочь, по всей видимости, была уже мертва. Выразив свои соболезнования семье нашего старинного друга, мы рванули в Башню на перевооружение, что бы поддержать мистера Бишопа нашими стволами и отмыть кровью Крыс его поруганную честь.

К сожалению, в норке царила легкая истерия - приходили люди мистера Бишопа и - о ужас! - попросились зайти к нам в гости. Был бы на базе я или Ящерка, все сложилось бы по-другому, парни были бы приглашены к костру, напоены и накормлены, но вот беда - мы были в отлучке. В общем, босс впал в панику, сказал что с минуты на минуту за нашими головами придет армия Бишопа, и что никого никуда не отпустит. Памятуя про ситуацию с семьей мистера Бишопа, я все же выпросил позволение отправить с базы хотя бы нас троих, дававших обещание помочь. Бенни со скрипом согласился, правда, не скрывая при этом, что считает нас уже мертвыми.

Мне стыдно признаться, но эта паника оказала и на меня влияние - по этому в сторону города мы двигались цепочкой с интервалом по 50 метров, вздрагивая от каждого шороха и чуть ли не стреляя в грифов. Слава всем богам, предосторожность оказалась излишней, и сам Бишоп встретил нас с распростертыми объятиями. Далее началось самое долгое действо, которое я видел за всю жизнь - общий сбор боевиков семьи. Даже старый кентавр, пойманный нами однажды и лишенный всех конечностей, двигался быстрее. Три часа томительного ожидания привели к тому, что Джимми окончательно набрался нашей Вздрыжки, а Ящерка собрал неимоверное количество слухов и сплетен. Решив, что братишке уже хватит, я взял его с собой и повел в сторону норки. И что бы вы думали? На половине дороги нам вновь встретились Крысы! "как вы относитесь к Бишопам?" - спросил их главарь. "Ну... Они есть, а нам до этого никакого дела" - солгал я, чуя информацию. Я ожидал чего угодно, но не того, что прозвучало следом: "а не хотите ли вы трахнуть миссис Бишоп за 5 монет?". У меня в глазах потемнело от такого оскорбления и я уже чуть было не спустил курок, одумавшись в последнюю секунду. Мы бы с Джимми там и полегли, а мистер Бишоп еще долго бы оставался в неведении о том, какая участь постигла его любимую жену. Еще раз солгав, что денег у меня с собой нет, но сейчас я их принесу, я стрелой рванул в город, оставив братишку с Крысами и моля богов, что он сориентируется по ситуации.

Спустя еще где-то минут сорок, боевики семьи наконец-то выдвинулись вперед, и мы с Ящеркой составили им компанию. К сожалению, на месте ставки Крыс уже никого не было, только какой-то работорговец или просто житель пустоши, рассказал нам о том, что миссис Бишоп уже покинула этот свет. Уже злой, как сам дьявол, мистер Бишоп повел свой отряд в сторону города, попутно останавливая всех встречных, допрашивая их и изредка - отпуская.

Надо сказать, что сам мистер Бишоп был великолепен. В своем черном балахоне и шляпе, с пистолетом в руках, он шел на несколько шагов впереди всей группы, твердой рукой ведя людей. В этом человеке сразу чувствуется порода, и я в очередной раз понял, что мы не просчитались с союзниками. Кому-то может показаться, что я излишне превозношу мистера Бишопа или даже раболепствую перед ним. Таким людям просьба сообщить мне об этом, что бы я мог незамедлительно пустить им пулю в голову.

Потом по дороге нам попалась пара шальных Крыс, тотчас убитых, группа Сальваторе, которая зачем-то попыталась убежать, да пожилой еврей, готовый продать свою мать за один запах выгоды. Всех, кроме еврея, мы положили, оставив последнему жизнь только за предоставленную им информацию. Далее маршрут пролегал до ставки рейнджеров (думаю, Иштван шел их уничтожать с особым удовольствием), но и тут нас ждало разочарование - видимо, почуяв запах паленого, рейнджеры снялись и сгинули где-то в пустошах. В приступе ярости мистер Бишоп приказал сровнять их лагерь с землей, что и было тотчас выполнено. На этом, не солоно хлебавши, наш отряд вновь вернулся к Шарку, где и был распущен. Мы я Ящером без особых приключений добрались до норки, Иштван сразу же завалился спать, а я, поужинав, встал на часах с Таннером, где и простоял до самого утра. К слову, Таннер, после очень уж неудачного лечения у МакМанусов стал несколько э... Туповат. Не мог и двух слов связать - хотя, с другой стороны, он и так-то никогда не был особо разговорчив, так что ничего, считайте, не изменилось.

Нельзя сказать, что бы этот день принес нам какую-то конкретику, но что-то надвигалось явно. Знать бы еще, что?

Джей Джонссон.

Дыра - это нора, а нора - это полный песец.

Занималось утро. Не сказать, что бы было так уж холодно, но явственный дубак чувствовался, и двигаться совсем не хотелось. В Башне стояла гробовая тишина - в 7 утра даже самые неугомонные Песцы любят спать, и только я да Черт Таннер покрывались инеем в дозорном окопе.

Мой брат, кстати говоря, так и не вернулся на базу. Я уже несколько раз успел горько пожалеть о том, что оставил тогда его одного в обществе Крыс, и проникся к ним действительно ненавистью. Я дал себе слово найти хоть одного и как следует допросить. Как показало время, моим надеждам не суждено было сбыться, и я по сей день не знаю, как и от чьей руки погиб Джим. А все те, с кого можно было бы спросить плату кровью, уже давно превратились в радиоактивный пепел.

Но в то утро я пылал жаждой мести - и в первую очередь к Крысам и Мордино. Так как первых нужно было еще поискать, я решил начать с Мордино, по возможности, попытавшись устранить эту проблему раз и на всегда. Я делал растяжки.

Казалось бы, всего 4 гранаты с нитями, да еще и с обычной 7-и секундной задержкой - как они могут нанести существенный урон крупной и сильной семье? Расчет был на эффект неожиданности - пока все спят, бесшумно пробраться к их основной базе и установить все четыре устройства, максимально укрыв их травой. Невидимо и эффективно - как раз в духе Песцов. Нет, серьезно, мы в банде очень дорожим нашим стилем работы, стараясь избегать массовой бойни. Зачем - если можно врага ввести в депрессию серией легких уколов?

Как только пришло время утренней смены, и Майки, в компании с ворчащим Бенни, встали на часы, мы с Чертом оперативно собрались и рванули в город, прихватив уже покрашенные растяжки. Ах, сколько любви и нежности было вложено в эти орудия убийства, вы бы знали!

По дороге нами был встречен только один ранний странник, который привычно отреагировал на жест мира - поднятую ладонь - и без вопросов пропустил нас. Кем он был, я до сих пор не знаю, может быть даже кем-то из людей Мордино, какая, в сущности, разница? Нам в тот момент была важна тишина и скорость.

Но у ставки Мордино нас ждало крупное разочарование - по сторожевым дорожкам прохаживались дозорные, и никаких шансов подобраться незамеченными в лучах утреннего солнца у нас не было. Постояв там минут пять, мы двинулись обратно. Растяжки выкидывать было откровенно жалко, кого минировать - не ясно. Сальваторе? Но они нам ничего не сделали, да и вообще за два года всего пару раз попадались на глаза. Мирные лавки и мастерские? Но зачем, какую выгоду это нам может принести? Райты вообще всегда славились своей выпивкой, и терять возможность ее покупать ну уж никак не хотелось. Не Бишопов же минировать, в самом-то деле! И тут нам в голову пришла гениальная мысль - Братство Стали! Ну действительно, нечего по нашим дорогам шляться в своей звенящей броне и большими пулеметами! Честным рейдерам ни житья ни покоя!

Задумано - сделано, и через пять минут мы уже у бункера Братства. Заминировать дверь! Наверняка же с утра пораньше они не вылезают наружу в своей броне, а только одевают ее для какого-нибудь дела. Правда, в лагере Братства тоже было замечено шевеление, но оно не стало бы критической преградой для минирования - больно уж местность хороша. И тут вновь в дело вмешались Крысы!

Со стороны лагеря Мордино послышался шум, и из-за поворота показались люди. Благоразумно решив вдвоем не ввязываться в блудняк, мы задали степенного стрекача. Как это так - "степенного", спросите вы? Как раз в духе Песцов - вроде бы мы и сваливаем спешно в норку, но при этом всем кажется, что мы степенно прогуливаемся по дороге.

Идея была проста, как голова Бенни - заманить четырех Мордино к нам на позиции, после чего спокойно их перестрелять, никого не отпустив. Уже только ближе к лагерю мы поняли, что четвертый - не Мордино, а один из Крыс. Ясно было, что этот прохиндей решил нажиться, продав наши шкуры нашим врагам. До сих пор не пойму, почему я не пристрелил этого засранца, когда он вышел к нам "на переговоры" и начал нести чушь про то, что он заманивает к нам Мордосов. Держи карман шире, так мы и поверили твоим речам, проклятый грызун!

Дальше началась очень-очень долгая игра "Мордино, заходите в гости". Мы старались всеми способами приманить их к нам в долину перед Башней, они же, судя по всему, выгнать нас в пустоши и закидать шапками. Раз уж началась такая движуха, я конфисковал штурмовую броню у нашего босса, да закупился джетом, на случай крупномасштабного смертоубийства. Кстати о джете - вот такая штука, скажу я вам! Цепляет не по-детски, эффект абалденный и появляется чувство, что можно идти голой грудью на пламя огнемета. Если бы меня еще не ломало, когда я его долго не принимаю, было бы вообще чудно. Но, поверьте мне, я готов платить деньги за такой великолепный препарат. Вы, кстати, знаете, что это даже не наркотик?

Стоп. Я снова отвлекся.

Где-то в середине дня нам кто-то стуканул, что Мордино собирают по-настоящему крупную армию, и надеются повести ее против нас. И вновь началась паника - нас всего семеро (Джим так и не вернулся), а к нам идет пол города, и вообще, похоже, будет война. Еще больше усугубляла ситуацию пленная девушка из Мордино, которая наплела нам, что она дочь самого старшего Иисуса (а мы-то дураки поверили). В общем, ждали мы штурма - обильно окапываясь и привлекая союзников. Четверо давешних бомжей, двое людей Сальваторе, обещанные Черепа в лесу (как выяснилось, это была ложь). С Бишопами было никак не связаться, ввиду большой удаленности и опасности странствий по дорогам, но спустя немного времени выяснилось, что лично мистер Бишоп со своими людьми ждали неподалеку, рассчитывая ударить Мордино в тыл. Злой рок увел их отряд обратно в Шарк - там они все и полегли спустя некоторое время, так и не успев послать к нам за помощью. По слухам, с ними расправились ни кто иные, как МакМанусы, отплатив за какие-то давние обиды.

Как бы то ни было, мы ждали назначенной на 19:00 атаки. Стрелкой я бы это не назвал - не бывает стрелок между рейдерами и семьей, но, тем не менее, в моих глазах Мордосы упали еще ниже, так и не явившись ни в семь, ни в восемь, ни даже в девять. поняв, что ждать уже бесполезно, мы, на общем совете банды, решили разделиться на две группы. Дело в том, что наша база была уже всем известна и дольше оставаться в ней не имело смысла, так что первая группа, в которую входили я и Таннер, снялась, нагрузившись всем самым необходимым, и выдвинулась в пустоши. Вторая группа, в которую входили Майк, Док Громыхало, Танкист и Иштван, под руководством Бенни, осталась в пригороде Нью-Рено, все же решив разобраться в сложившейся ситуации.

Джей Джонссон.

Эпилог.

Спустя 8 часов после нашего выхода, за нашими спинами раздался грохот. Обернувшись, мы с Таннером увидели шляпку ядерного гриба, диаметром несколько километров, поднимающуюся на том месте, где недавно был Нью-Рено, город мафии и азартных игр. Взрывная волна не докатилась до нас, только звук, но радиация... Радиация и сгубила старика Джея и его друга Черта Таннера. Когда нас догнали Ящер и Док, мы уже были самыми отменными гуллями. Наверное, даже хорошо, что Майки не выжил в ядерной круговерти, иначе точно пустил бы нам очередь в живот. Ящерка же вообще мутировал, действительно став похожим на ящерицу. Во всяком случае, чешуйками точно покрылся. На Доке видимых мутаций не появилось, но черт знает, что он скрывает под своим комбинезоном. Зато Черт, вместо классической для гулей потери памяти, наоборот, излечился от своего недуга. Да, теперь он серый и шелушится, но зато это старый-добрый Таннер, молчун и мрачный тип. И, вы не поврите, меня это чертовски радует.

На этом заканчивается история действий банды "Песцы" при Нью-Рено, теперь там ловить совсем уж нечего. Радиоактивное стекло - не та добыча, которая может заинтересовать старых усталых рейдеров. В тех памятных событиях мы потеряли моего брата Джима, старину Майки Стальная Кость, нашего лидера Бенни, молодого Танкиста, всех четверых бомжеватого вида, а так же всех Бишопов - а я так и не понял, что вообще произошло и нафига оно кому-то понадобилось.

Джей Джонссон, гуль, пустоши 2304 г.

 

 

«Сказки старой Англии».

Часть 1.

Меню