Престол короля Генриха

Ролевая игра МГ «Цитадель», 12-13 июня. Главмастер Евгений Кудряшов (Тассилон)

 

Часть II.

 

 

Утром следующего дня случились очередные несчастья – были отравлены епископ Генрих (опора Стефана), и Жоффруа де Мандевиль. Епископ впал во временное помешательство, зато сэр Мандевиль умер.

Правда, императрица Мод пожизнево отбыла в Питер, оставив своим местоблюстителем окончательно перешедшего на ее сторону Альхейма. Однако, я видел, какую бешеную активность развернули сенешаль и Вильгельм Клитон по части вербовки сторонников. И эта активность приносила плоды. К примеру, сенешаль добился брака с племянницей епископа. Таким образом, она смогла выйти из-под опеки дяди, и вступить в права наследования (а, следовательно – получить право голоса в Совете).

Еще сенешаль передал купленное им на Совете графство  некоей юной даме Агнессе де Монфор на условиях вассалитета, обеспечив той место в Королевском совете.

Вильгельм же Клитон уговорил Констанцию сопровождать его в путешествии за некоей священной реликвией. Мне не нравилась эта идея (принцесса могла попасть под враждебное влияние), но запрещать я не хотел – не наш метод, поэтому благословил в путь, придав стражника для охраны.

Впрочем, Стефан доверял Констанции. Утром я передал ей одну из своих земель, дабы она могла голосовать за нас в Королевском совете. К тому же, ни одна партия не могла предложить ей столь выгодных условия, как наша.

 

Интриганы.

 

Мы тоже старались не терять времени зря. В целях укрепления партии был привлечен бывший конюший, коего незадолго до смерти посвятил в рыцари Жоффруа де Мандевиль (и даже завещал одно из своих владений).

Тем не менее, ваш покорный слуга чувствовал, что расстановка сил меняется не в его пользу. К примеру, Клитон заключил какое-то сомнительное соглашение с судьей Обри де Вером.

Напрасно я взывал к судье, напоминая о гибели его зятя Мандевиля, в смерти коего был столь очевидно повинен коварный сенешаль.  Судья точно рогом уперся.

 

Судья.

 

Зная Кейна, могу предположить, что он опрометчиво заключил соглашение с Клитоном, а затем, вследствие своего идеализма считал невозможным отступить от него, хотя бы и начал смутно догадываться о его ошибочности.

Действительно, как уже после игры рассказал мне Клитон, он, в благодарность за помощь обязался всего лишь «не миловать убийцу зятя судьи, буде таковой попадет под обвинение». Нечего сказать, выгодное дельце! Особенно, если учесть, что убийца являлся правой рукой Вильгельма Клитона.

Нет , чтобы поддержать человека, готового любой ценой добиваться сурового суда над злодеем-сенешалем!

Король Стефан, видя, как почва уходит у него из-под ног, настойчиво требовал у епископа скорейшего созыва Королевского совета. Однако тот оттягивал его под различными предлогами, предоставляя противной партии свободу действий.

Наконец, Клитон и Констанция вернулись из экспедиции, а епископ Генрих исцелился (почти) от своего душевного недуга.

Еще определенных усилий стоило уговорить его принять участие в Совете, ибо, увидем реликвию святого Януария, он возжелал удалиться от мира!

После раздачи слонов (карточек, позволяющих выбрать те или иные действия – покупку земель, найм отрядов и пр.), стороны перешли к прениям.

Король Стефан выступил с яростными обвинениями в адрес сенешаля. Он сообщил, что в ответ на его запрос, из достоверного источника поступила информация, что именно Хэмфри де Богун является тем агентом шотландского короля, о котором ходило столько слухов. Стефан обвинил сенешаля также в отравлениях сторонников Блуаской партии и потребовал допроса с пристрастием.

Обвинение было энергично поддержано еспископом Генрихом Блуаским.

Однако, чувствуя безоговорочную поддержку могущественной партии Клитона, Хэмфри де Богун, в свойственной ему развязной манере отверг справедливые претензии.

 

 

Правда, мы добились дачи показаний со стороны знахарки Сибиллы. Но на допрос ее с применением сильнодействующих средств Совет не дал свое разрешение. А слова священной присяги для тайной язычницы и еретички ничего не значили.

 

 

Елена Татти: "Ужас, сколько тяжких заблуждений! :) Генриха Блуаского не отравили, а прокляли. 2 раза. Да, чтобы он не смог голосовать в совете. (мы уперли его четки и я над ними всласть поколдовала в лесу под дождем). Жоффруа де Мандевиля отравила я. Да, чужими руками. Потому что он был негодяй. И нечего так взъедаться на сенешаля - хоть в чем-то он был не виноват. Почти... А когда меня заставили клясться, я на левой руке пальчики скрестила - такая наша невинная ведьминская уловка... Не знаю, почему вы не стали меня допрашивать как следует (чему я впрочем очень рада), но не ожидали же вы в самом деле, что я признаюсь в варении смертельных ядов?.. Просто праздник какой-то... И если уж на то пошло, то я так и не вкурила, на каком основании сенешаля обвиняли в отравлении? И с чего вообще взяли, что он был отравителем?"

 

Перевесом в один голос Хэмфри де Богун был оправдан.

Поистине, то был черный день для Старой доброй Англии!

Тем более, что верный слуга Короны Вильгельм Ипрский по личным, но весомым обстоятельствам вынужден был покинуть страну и мы лишились его так нужного нам голоса и острого меча.

После перерыва, Королевский совет возобновил свою работу.

Стефан Блуаский снова изложил свою политическую прогамму построения крепкого государства на острове путем сплочения нормандцев и англичан, захвата и ассимиляции Равнинной Шотландии и ликвидации горных кланов.

Затем, впервые официально предъявил свои права на престол Ричард Клитон.

Говорил он хорошо и красиво, обещал лучше всех защитить интересы Англии, ссылаясь на свой опыт крестоносца. Сулил поддержку Церкви, доказывая свою набожность как теми же походами, так и найденным кладом, золотые слитки которого были переданы епископу Солсбери.

Короче – обещал всем все.

Никому и в голову не пришло поинтересоваться – отчего этот человек постоянно меняет свою позицию – то он снимает свою кандидатуру, то выставляет ее снова? Почему он столько лет не вспоминал о родной Англии? И Клитон ли он, вообще?!

Впрочем, для некоторых собравшихся (как, например, для бывшего конюшего, сторонниками Блуаской партии опрометчево произведенного в рыцари и пожалованного графством) это не имело значения. Гораздо важнее была пара монет, перепавшая от Клитона.

 

 

«Что бы ты сделал, если бы стал царем? – Украл бы сто рублей, и убежал с ними».

 

Перебежал на сторону неприятеля и Галеран де Бомон – некогда обласканный королем Стефаном.

Приятно было, однако, что очаровательная принцеса Констанция сохранила верность  Блуаской партии (хотя и обнаруживала признаки колебаний). Она предоставила нам свои немаленькие средства на покупку земель и строительство крепостей.

Я подумывал перенести противостояние в военную плоскость - на стратегическую карту. Конечно, противник был заметно сильнее, но, если бы остатки партии императрицы Мод примкнули бы к блуасцам, и повезло бы с рэндомом (то есть, я хотел сказать – Провидением)… Хотя играть с Ронином в настолки – дело тяжкое… Но я предпочитаю бороться до конца.

Однако королева Матильда начала интенсивно уговаривать меня примириться с силой вещей. К тому же, граф Альхейм (местоблюститель Мод) был против Клитона, но и не присоединялся к Блуаской партии (несмотря на настойчивые уговоры).

И, наконец, все участники РИ устали и продрогли, и не сказали бы мне спасибо, если б я стал настаивать на продолжении банкета J.

Поэтому, скрепя сердце, ваш покорный слуга вынужден был проголосовать за избрание нового короля.

 

Новый король.

 

Коронация была великолепна, и на ней Вильгельм Клитон, проявил себя в полном блеске. Проявляя великодушие, он предложил взять на воспитание юного Эсташа – сына и наследника Стефана. Мы с Королевой ответили согласием. Подслащенная пилюля.

 

 

Но Тассилоныч устроил нам всем феерический финал. Отправившись на высокий холм в целях совершения молебна, мы стали свидетелями внезапного чуда. На епископа снизошло Откровение, и, при раскатах грома и пробивающихся сквозь рваные сизые тучи лучах солнца он начал пророчествовать.

Ему открылось, что Ричард Клитон вовсе не тот, за кого себя выдает, а рыцарь тамплиер, который, при поддержке Ордена и коварного сенешаля захватил верховную власть в Англии.

Старая добрая Англия попала под власть зловещего Ордена.

 

 

 

Помнится, более года назад я прочитал в ЖЖ статью о Пол Поте, в которой деятельность красных кхмеров освещалась с оригинальной точки зрения. Мы тогда имели несколько бесед с Тассилоном  по сему поводу. Ваш покорный слуга утверждал, что нечто подобное могло бы произойти, скажем, в средневековой Франции. То есть толпы «пастушков» или «детей-крестоносцев» стекаются в города, забивают палками ничего не ожидающих феодалов и устанавливают в стране «ангелическое правление». А за юнцами и голытьбой стоят серьезные дяди. Скажем – из Ордена тамплиеров.

Если такая концепция и не реализовалась тогда – то, возможно, лишь  вследствии недостаточного владения технологиями управления в средневековом обществе.

Тассилоныч горячо опровергал эти тезисы. Но мне приятно видеть, что они всплыли каким-то боком в его игре.

 

P.S. Иван "Ронин" Елютин (сенешаль Хэмфри де Богун): "Собственно пишу, по просьбе жены (;)), во второй раз. Пусть плачут те кто ехать побоялся, смеются те кто все преодолел!!! Огромное спасибо мастерам за игру, за постройки и прочее. Тассилон безмерно обрадовал своими задумками, пусть даже воплощенными не до конца и не полном размере. Однозначно молодец, пеши исчо. Варвара, мое сердце твое навсегда, нигде я не встречал такой заботы о хлебе насущным. Только трудами кухни жив дворянин английский. ;) Строители молодцы вапще. Ураганный ветер никак не остудил их пыл. Устояла и церковь, видать крепка вера, и дворец. Не говоря уж о таверне, где сильный дождь отрезвлял лучше антипохмелина. ;) Сама игра, на мой згляд удалась полностью, несмотря на все неустройства. Король избран, англичане отступили, шотландские прихвостни и французкие лизоблюды посрамлены. Хэмфри де Богун с женой вовремя ретировался на Лазурный берег, где его не смогут достать длинные руки английского правосудия. ;) В общем и целом всем спасибо. Надеюсь, "Цитадель" порадует нас чем-либо подобным в будущем. P.S. Alba Gobra!!!"

 

P.P.S. Кстати, я бы не обольщался насчет дальнейших перспектив участников нашей истории. За жизнь Стефана Блуаского, конечно, теперь вполне поручиться нельзя. Но судьба успешных отравителей вырисовывается вполне четко. Согласно логике борьбы знахарка должна пасть первой. И не со стороны Стефана ей грозит опасность - я бы теперь былинки бы с нее сдувал (мало ли как обернется дело, и ее новые показания могут быть весьма востребованы). А вот для свежеиспеченного монарха она - слишком опасный свидетель и ходячий компромат. Что касается Хэмфри де Богуна... Его бегство на континент, фактически ставит ловкача вне закона и дает Клитону удобный случай избавится от своего слишком скомпрометированного благодетеля, показав свою беспристрастность. Но это - именно по логике политической борьбы, а не логике РИ :)

 

Алексей Фанталов.

Фотографии Рейчел и Тассилона.

 

 

"Вторая эпоха" 1.

Карта сайта