История Древнего Китая 4. Династия Хань.

 

Программа новой династии была следующей. "Земледелие суть основа государства, торговля и ремесла – его ветви. Правитель должен укреплять ствол, и ослаблять ветви". Исходя из этого, земледелие было объявлено наиболее важным занятием, торговцы и ростовщики лишились привилегий и всячески притеснялись. Родовая знать вернула некоторые свои права, но подлинная власть находилась в руках у многочисленных представителей новой династии и бюрократического аппарата.

Первые десятилетия правления новой династии ушли на подавление смут и борьбу с образовавшейся к северу от Китая кочевой державой Хунну. Для восстановления экономики страны была принята программа даосов, включавшая сокращение государственных расходов и снижение налогов на крестьян. Здесь надо иметь в виду, что в условиях, когда большинство населения само производит продукты потребления, подобные меры всегда приносят облегчение жизни. В современном же обществе, особенно с большим государственным сектором экономики и государственными же здравоохранением, образованием и т.д., снижение налогов ведет к падению уровня жизни больших социальных групп.

В империи же Хань росло население (достигнув цифры в 50 с лишним миллионов человек, которую Китай превысил лишь полтора тысячелетия спустя), все успешно развивалось, и, в то же время, уходило из-под контроля государства (аналогичная проблема стоит и перед коммунистическим руководством нынешнего Китая). Тогда, дабы не утратить влияние, императорское правительство стало вести исключительно активную политику, которая включала, прежде всего, серию внешних войн, но, также и отправку многочисленных экспедиций и посольств, сопровождаемых вооруженными отрядами и весьма дорогостоящими.

Таким образом, китайское правительство перешло от политики даосов к легистским методам управления. Но, постепенно, все большее влияние приобретали конфуцианцы, прозорливо стремившиеся к руководству системой образования. Теперь они, конечно, сильно изменились, вобрав в свою доктрину некоторые принципы легизма, и переориентировавшись с родовой знати на административный аппарат (границы между которыми, впрочем, в древних обществах были весьма нечеткими). В конечном счете, именно в эту эпоху, сложилась конфуциано-даосская, "дуалистическая" система духовной жизни Китая, которая, с некоторыми дополнениями (например, буддизмом) просуществовала потом более двух тысячелетий. Остальные же многочисленные течения древности постепенно исчезли.

Между активным, "государственническим" конфуцианством и инертным, "индивидуалистическим" даосизмом происходила, подчас, острая борьба (даосы бывали руководителями крестьянских восстаний). Но это была борьба в рамках единой системы, способствующая не распаду, а, наоборот, поддержанию единства.

Чиновник, находясь на государственной службе, совершено органично исповедывал принципы конфуцианства. Собственно, попасть на эту самую службу он и мог, лишь сдав конфуцианские экзамены, суть которых состояла в проверке знаний китайской классической (в основном конфуцианской же) литературы. Кстати этот принцип экзамена Европа заимствовала из Китая через страны Среднего Востока.

Когда же чиновник попадал в опалу ("выходил на пенсию"), он поселялся в своем поместье посреди живописных гор, и, предаваясь элегическим настроениям, сочинял стихи и изучал алхимию бессмертия.

Итак, мы закончили на образовании и возвышении династии Хань. Впереди у Китая были две тысячи лет бурной и блестящей истории. Но, "пестрый грохот равнины китайской" (Николай Гумилев), к сожалению, выходит за рамки нашей темы. Поэтому плавно перейдем к мифологии.

Сохранность китайской мифологии не очень хорошая. Это тем более обидно, что история страны зафиксирована буквально по дням – историография Китая не знает себе равных. Очень рано, древние мифологические тексты стали подвергаться конфуцианской переработке, толковавшей их в рационалистическом, аллегорическом смысле (в большей степени, персонажи и сюжеты китайской мифологии сохранились у даосов). Зооморфные образы начали заменяться антропоморфными. Так, например, богиня Сиванму ("Владычица Запада), изначально представлялась страшной, с клыками тигра (тигр – символ запада, дракон – востока). Позже, она преобразилась в прекрасную, тридцатилетнюю женщину.

Тем не менее, за змеем (драконом) удержалась положительная символика, которую этот образ утратил почти повсеместно (включая Египет и, отчасти, Индию). В этом сказываются древние черты китайской мифологии. Желтый дракон и поныне является символом страны.

Таким образом, мифологические сведения оказались разбросаны по многочисленным древним книгам. Позже, в Средние века, в Китае сложилась синкретическая народная мифология (наподобие синкретической религии римской империи), включавшая буддистские, даосские (даосистские) и многие древние сюжеты.

 

Алексей Фанталов.

 

 

Китайские мифы 1.

Карта сайта.