«Тайны византийского двора» 2.

(Окончание).

 

Константинополь конца тринадцатого столетия представлял собой странное зрелище. Огромный и пышный город не мог уже скрывать черты регресса. На всей жизни византийского мегаполиса легла печать ожидания и двусмысленности.

Византия долгие века шла путем упадка, но накопленная мудрость изо всех сил затормаживала старение государственного организма империи. Тем не менее, в 1204 году в ходе Четвертого крестового похода французские рыцари и венецианцы, воспользовавшись раздраем в среде правящего византийского класса, захватили Константинополь и основали на территории Византии феодальную Латинскую империю и ряд вассальных княжеств (герцогство Афинское и т.д.).

Однако, византийское сопротивление, руководимое династией Ласкарисов и опирающееся на Никею и малоазиатские земли, смогло и на этот раз возродить империю (правда, в сильно урезанных границах). А затем полководец и опекун малолетнего царевича Ласкариса Михаил Палеолог сумел отвоевать Константинополь и короноваться там императором Византии (при этом он очень дурно поступим с царевичем), основав последнюю византийскую династию Палеологов.

Но у Михаила имелся опаснейший враг – Карл Анжуйский, в это же самое время по заданию Папы сломивший последних правителей из рода Гогенштауфенов и создавший собственное феодальное королевство в Северной и Южной Италии. Теперь Карл мечтает захватить Византию и основать новую могущественную средиземноморскую империю.

Папа, тем не менее, предпочитает мирное включение греков в орбиту католицизма. В 1274 в Лионе состоялся Собор, на котором посольство Палеолога подписало договор об Унии с католиками.

Однако ни основная масса византийских иерархов, ни народ в целом Унию не приняли, и все осталось в подвешенном состоянии.

Это исторический фон, а остальное – выдумки игры.

 

Итак, наши герои по лазурным водам Мраморного моря на генуэзском корабле приплывают в Константинополь. Здесь персонажи разделяются, пытаясь каждый решать свои собственные задачи. Епископ Олеарий отправляется к принцессе Софье, племяннице Михаила Палеолога.

Софья – вымышленный персонаж, спонтанно возникший, дабы занять работой нового участника – юную красивую девушку.

Олеарий, воспользовавшись бонусом красноречия, уговаривает принцессу использовать свое влияние на императора с целью продвижения Унии. Стратегическая ситуация явно подталкивает принцессу к сотрудничеству с католиками, епископ сулит Софье выгодный брак с Карлом Анжуйским, возможность выйти из византийского закутка в широкий мир Запада.

Но в игру запущен и еще персонаж – полководец Роман. Согласно введенным мной данным, Роман вместе с патриархом Иосифом являются главными вождями народной партии, стоящей за древлеотеческое православие. Именно их авторитет не позволяет Михаилу Палеологу провести решения Лионского собора в жизнь.

В принципе, у Софьи просматривался в рамках игры и еще один вариант – сблизиться с Романом. Интересно было наблюдать, как пятнадцатилетняя девушка старается принять «правильное решение» (есть в Воронеже такой глянцевый журнал для деловитых людей J). Полтора часа думала, советовалась с мамой.

Наконец, предпочла старого короля молодому полководцу (разумно).

Но вот незадача – Олеарий стал склонять принцессу отравить полководца. Софья по-всамделишному переживала, пыталась помириться с Романом. Однако, сила вещей неумолима. Софья играет в шахматы с полководцем, и выигрывает (у нее бонус на игру).

Если бы Роман был умен, его приколол бы шахматный талант девушки. Но мы отбросили на монетках ум – оказался глуповат наш полководец, поэтому проигрыш девице его лишь рассердил.

Короче, Софья подсыпала яду, но неудачно, и Роман выздоровел. Естественно, никаких контактов между ними быть уже не могло. Роман жалуется патриарху (его, как и других эпизодических персонажей отыграл я). Иосиф приходит к Софье, уговаривая ее исповедаться. Увы, принцесса закоснела в неверии L.

 

А рыцарь Хорст не терял времени зря. По совету дамы Алиеноры, он отправился наниматься на службу в византийскую гвардию. Его боевое искусство столь понравилось командиру Мардонию, что тот рекомендовал его Роману, а тот зачислил в войска военным инструктором. Византийские патриоты готовятся отражать вторжение Карла Анжуйского, которое неизбежно в случае непринятия Унии. А классных бойцов осталось немного, и некому муштровать призванных в армию крестьян.

Дама Алиенора довольна – она ведь получает канал коммуникации с Романом, как и учили ее тамплиеры.

Правда, Олеарий пытается перетянуть Хорста на свою сторону, напоминая былую дружбу и суля разные блага (прощение в Германии, выгодный брак и т.д.). Взамен – просит убить полководца. Но Хорст резонно рассудил, что он и так получит свое на службе у Романа. Короче – риска много, а выигрыш - проблематичен.

Легат отступает.

И здесь происходит драматическое событие – вновь на сцене появляется герцогиня Роберта, чудом спасшаяся из лап падших тамплиеров. Она приходит к епископу Олеарию, прося защиты. Епископ сам не свой от радости – он ведь может теперь скомпрометировать не только Хорста, но через него – всю патриотическую партию Византии.

Роман узнает об этом, но дотянуться до Роберты никак не удается – она надежно укрыта папским легатом.

И вот собран Императорский совет. На нем присутствуют: полководец Роман, принцесса Софья, папский легат епископ Олеарий. Патриарх Иосиф по болезни отсутствует.

Слово берет Софья, обвиняя полководца Романа чуть ли не в покушении на ее честь. Император Михаил слегка успокаивает принцессу, полагая что дело в слишком живом воображении девушки. Роман пытается оправдаться, но как-то неубедительно. Эх – не поведал полководцу Хорст о планах покушения на его персону!

Затем поднимается епископ Олеарий, полномочный представитель Рима, призванный проследить за ходом ратификации Унии. Он вынимает из рукава козырную карту – герцогиню Роберту. Сатанинские штучки ведь не жалуют ни на Западе, ни на Востоке.

Роберта обвиняет во всем Хорста – «этого ужасного человека».

«Ввести сюда рыцаря!» - требует император.

Хорст начинает юлить, понимая, что дело пахнет керосином (в прямом смысле слова). Наконец, он соображает, что надо рассказать о зловещих подстрекательствах Олеария.

Но дорога ложка к обеду – сейчас его обвинения против епископа смотрятся простым наветом.

Хорста подвергают пытке, на которой он не устоял в своих показаниях.

Угроза нависает уже и над Романом – «пригрел змею на груди», доверил обучение армии такому человеку! Разумеется. Романа за здорово живешь в железа не закуешь…

На Совет приглашена и третья свидетельница – дама Алиенора. Увы – ее играет другая актриса, которая не успела проникнуться нежными чувствами к земляку-рыцарю. К тому же, тамплиеры велели Алиеноре поддерживать патриотическую партию в Византии, а не какого-то бедолагу Хорста. И дама все сваливает на рыцаря (чем, правда, мало помогает Роману).

Триумф униатской партии почти полный. Но Романа выручает рандом. Во-первых, монетки показывают, что Михаил не заинтересован пока что в немедленном введении Унии в силу.

Во-вторых, мы вводим патриарха Иосифа (поднявшегося с одра).

Патриарх, правда, ведет себя скорее как судья или свидетель – новый игрок не успел проникнуться особенностями роли. Но монеты показали, что его доводы успокоили Палеолога. Пока успокоили.

А рыцарь был приговорен. И больше всех действующих лиц радовался именно он - Хорст ведь оказался самым ярким образом в игре.

 

Алексей Фанталов.

 

Ролевая игра «Готика» 1.

Карта сайта