Мифология и фольклор литовцев и латышей.

 

Особенно близки балты были к славянам, что видно, например, из сравнения имен их язы­ческих богов. У древних русичей: Дий, Перун, Велес, Усень. У литовцев и латышей - Диевас, Перкунас, Велняс/Велс, Усиньш. Велико сходство и в миологических сюжетах, будь то балто-славянские вариации поединка громовержца со змеем или мотив Небесной свадьбы.

Есть и различия. У народов летто-литовской группы, особенно западных ее представителей - пруссов, сложилась мощная каста жрецов, своей замкнутостью и властью напоминающая невидимую империю друидов. Существовали крупные культовые центры со множеством храмов и священных рощ. Одним из. таких центров был Ромово /в древней Пруссии/ жрецы которого - вайделоты и их глава Криве почитались на всей территории Балтии.

По сообщениям средневековых историков он выглядел следующим образом:посреди просторной равнины стоял огромный дуб. В нем находились три ниши,в которых стояли деревянные изваяния верховных божеств древних пруссов. То были: Перкунас, Потримпс и Пеколс. Статуя Перкунаса имела вьющуюся черную бороду, огненно-красный лик и такого же цвета сноп лучей вокруг головы. Перед ней пылал неугасимый костер. Справа от Перкунаса стояло изваяние приветливого безбородого юноши в венке из колосьев - Потримпса, бога рек и источников, подателя плодородия и хорошего урожая. Главным символом его была змея, обитавшая в глиняной урне, укрытой сеном. По левую сторону от Перкунаса находилась статуя Пеколса/Патолса/ - бога преисподней и ночных призраков, воплощение ужаса. Изображался он в виде бледнолицего, седо­бородого старика с белым платком на голове. Символами Пеколса были три черепа – человека, коня и быка.

Сам дуб олицетворял мировое древо и был разделен на три части в соответствии с тремя зонами космоса /сравните трехчастные литовские кресты, сохранившие в своей конструкции древнюю модель мира/.

Площадку вокруг дуба окружала ограда, увешанная клочками белой материи. Неподалеку шумела ветвями священная роща, о кружевная лесом -тоже священным. Это место и носило название Ромово. Таких культовых центров было великое множество на всем южно-балтийском побережье, но нигде они так   не почитались, как у пруссов и литовцев.

Возможно, силой жреческого сословия и объясняется то, что народы летто-литовской группы чрезвычайно долго сохраняли языческую религию /в Литве официальный культ Перкунаса дожил до Х1У в./, тогда как весь мир вокруг был давно христианизирован.

За весь этот длительный период балты накопили мощный мифологический пласт, который нашел свое выражение в фольклоре, магии, быту и сыграл большую роль в становлении литовской и латышской культуры нового времени,

В середине Х1Хв.в среде интеллигенции появилось так называе­мое движение младолатышей /Ю. Алунан Д. Вальдемар Д. Барон и др./. В их произведениях проявился огромный интерес к народным преданиям. Младолатыши начали интенсивное собирание фольклора. Известный иссле­дователь Е. Лаутенбах-Юсминь пытался реконструировать древнюю мифологию. На этом фоне и был создан знаменитый авторский эпос "Лачплесис" Андерса Пумпура,  пропитанный фольклорно-историческими мотивами. Он оказал сильное влияние на всю литературу Балтии. На сюжет 'Лачплесиса" была написана героическая драма Я. Райниса "Огонь и ночь" /по которой Я. Мединь сочинил одноименную оперу. К эпосу обращались поэты Фаллий и Я. Акуратер. Две знаменитые фигуры Лачплесиса создал известный скульптор К.Зале. Разработке данного образа в изобразительном искусстве во многом способствовали иллюстраторы Э. Бренцен, Э. Мелдерис, Г. Вилк, З. Заузе, В. Валдманис.

Происходил и любопытный процесс фольклоризации "Лачплесиса". Собирателями были записаны народные рассказы, возникшие под его влия­нием. Так, устное творчество и письменная литература развивались оказывая взаимное влияние друг на друга.

 

 

Алексей Фанталов.

 

Тексты литовских и латышских мифов 1.

Меню