"Вторжение в Пангею" 6.

Повесть о сетевой игре.

 

Мандрагор.

 

 

Началась эта история с победы над Миланом. Сперва игра развивалась по стандартной схеме. На западном побережье Пангеи простирались владения Монгольской империи (руководимой вашим покорной слугой). Далее на восток (по списку) – Испания Милана, Китай (Mandragor1), ацтеки Сваргена. Севернее Монголии находилось государство некоего новичка.

Мы с Миланом что-то часто оказывались соседями в последнее время («Да, Фанталов, это – судьба»). Поскольку я выбрал для игры «полководца» (Чингизхана), а Милан «мистика» (Изабеллу Кастильскую), мой сосед заведомо будет выигрывать мирное соревнование. Не говоря уже о его умении развивать экономику и технологии. К тому же, к Средним векам (а у Милана – и пораньше) поспевает коронный юнит Испании – конкистадор (улучшенный вариант рыцаря). Плакали тогда мои кешики.

Так что мешкать с войной не стоит.

Но прежде надо ликвидировать государство на севере, усилившись за его счет и предотвратив опасность коварного удара в тыл Монголии в самый неподходящий момент. Дело в том, что войны я веду с крайним напряжением сил, так что города оставляю с минимальным гарнизоном и любое новое нападение может оказаться фатальным.

Неопытность новичка позволила решить данную проблему быстро. Он только ахнуть и успел. «Пора привыкать» - наставительно заметил Милан.

«Ну что, fantalov – много у тя кешиков?».

«Чуток есть» (на самом деле еще не было, но работы над созданием коронного монгольского юнита велись полным ходом).

«А когда нападешь?».

«Да что ты, Милан, нервный какой-то? Я развиваюсь».

Я, правда, не столько развивался, сколько основывал новые города.

 

Как учили нас дипломаты 19 века: «дружить надо через соседа». А кто там сосед Милана? Некий Mandragor1? Никогда не встречал, но выходим на Мандрагора.

«Слушай – давай нападем на Милана с двух сторон?».

«Не могу, у меня армия маленькая».

«Это ничего – у меня большая. Ты только разрушь его медный рудник с твоей стороны – мне до него не добраться. Я же разрушу рудник железный. Тогда империи Милана конец».

«Ого, сколько у тя городов!».

Кто не играл в «Циву» - знайте, когда ведешь переговоры, можно с взаимного согласия увидеть количество городов друг друга. Mandragor1 убедился в моей солидности и через несколько ходов объявил Испании войну.

«А ты-то чего полез?» - удивился Милан маломощному соседу, и повернулся в его сторону.

И в этот самый момент моя отмобилизованная и сосредоточенная армия перешла границы испанской державы.

Вперед понеслись кешики – и спалили железный рудник. Если Мандрагор выполнит свою часть работы – Милан останется без пехотных юнитов, с одними лучниками и катапультами. А значит – он потеряет контроль над собственной территорией, ограничившись обороной городов. Дальнейшая война тогда – дело техники (впрочем, надо будет держать ухо востро).

Mandragor1свое дело сделал. Правда, Милан уничтожил прорвавшихся кешиков и восстановил железный рудник. Но теперь уже подошли мои основные силы и заняли его окончательно. Часть же кешиков была направлена на помощь Мандрагору.

Неожиданно я увидел ягуаров, действовавших под флагом Испании. Было некогда удивляться курьезу, поэтому просто смел их кавалерией. А позже узнал, что ягуаров Милану подарил Сварген.

А когда я штурмовал и разрушил лучший город испанцев, Милан понял, что игра сделана.

«Ты не можешь воевать самостоятельно, жалкий Мандрагор!» - еле сдерживая негодование, вскричал он и вышел из игры.

Я тоже так думал. Время показало, как мы ошибались.

 

Вначале я решил, что в лице Mandragor1 появился мой неудачливый подражатель. Он непрерывно атаковывал ближайших соседей и это почти всегда заканчивалось его поражением. Мандрагора вышибали из игры в игру.

Вспоминается забавные курьезы. Мы тогда часто играли вчетвером: я, Милан, Сварген и Мандрагор.

Сварген обычно бывал союзником Милана – он никак не мог забыть мне ту ядерную войнушку.

В одной партии Мандрагор уже в самом начале напал на милановскую Индию, но его противник, как опытный фехтовальщик, отразил выпад и, в свою очередь, нанес агрессору смертельный удар.

Я, находившийся неподалеку, подумал, что пришла пора атаковать Милана, надеясь, что тот, воюя, вывел всех юнитов из города и не успеет вернуться (тем более что я проигрывал экономическую гонку и перспективы были не радужные – особенно, при наличии фактора Сваргена). Увы – там была охрана. Через пару десятков ходов все было кончено – Милан одержал полную победу.

В другой раз я задумал хитрый, как казалось план. Вторгнуться на территорию Мандрагора (при этом автоматически объявляется война), но не сражаясь с ним, неожиданно пройти к городу Милана (Дели) и вместе с мандрагоровыми юнитами взять столицу расслабившегося соседа.

Увы – мои и мандрагоровы воины случайно столкнулись лбами. И, поскольку формально велась война, мой юнит, как более сильный, вышиб второго. Но и сам теперь не имел возможности справиться с Дели.

 

В третьей игре Mandragor1 атаковывал попеременно то меня, то Сваргена – безрезультатно. Я сперва надеялся на него как на потенциального союзника против милано-сваргеновского блока, но так как особой пользы не получилось, то просто аннексировал его континентальную территорию.

Удивительно – но Мандрагор успел закрепитсья на маленьком острове. «Я жив! Я жив!» - кричал он.

Но на это уже никто не обращал внимание.

 

На следующий день мы играли в несколько ином составе. Владения наши располагались таким образом. С краю – моя Индия (Ганди), затем Россия очередного новичка, далее ацтеки Мандрагора и инки Вована.

Понимая, что индусы располагают бонусом к развитию, я не торопился начинать войну, осваивая изрядную доставшуюся мне территорию.

У новичка вышла незадача – в его владениях не нашлось ни меди, ни железа. Но я не торопился атаковать – как-то совестно было после всех захватнических войн в предыдущих играх. Хотелось исправить репутацию.

Однако, через некоторое время новичок, поняв, что ему ничего не светит, ушел из игры. Я подумал, что  наступила подходящая возможность округлить свои владения, не ссорясь ни с кем, атаковал Искусственный Интеллект, и, вскоре, занял Москву и Санкт-Петербург – оба его города.

Неподалеку появились разъезды Вована и Мандрагора.

«Мы уж думали – Ганди решил весь мир завоевать! Как же ты вынес ИИ с такой маленькой армией?».

Я, действительно, держал только самую необходимую армию, сосредоточившись на развитии индийских городов.

Это, впрочем, вышло мне боком. Mandragor1 переправил штук восемь юнитов через пролив и, неожиданным штурмом разрушил мой слабо охраняемый город.

На этом успехи его и закончились. Действовал он не слишком решительно, и я успел стянуть значительные силы для охраны сердцевины державы.

Но главная атака развернулась в районе Москвы. Мандрагор имел уже гренадеров – против моих слонов, булавоносцев, арбалетчиков и воинов с длинным луком. Я попробовал атаковать его ближайший город – и зря, потому что солдат было явно недостаточно, и они погибли напрасно.

«На чьей стороне мне выступить?» - порассуждал вслух Вован. – «Может, на стороне сильнейшего?».

И объявил мне войну.

Вообще, как я убедился позже, Вован знает тонкости цивилизации едва ли не лучше Милана с Чуваком. Но стать сильнейшим игроком парню из Белоруссии мешала излишняя осторожность.

 

Я решил измотать противников мощной обороной. Из глубин индийской державы непрерывно поступали воины с длинным английским луком, прокачанные для обороны городов. А в районе мандрагорова прорыва сконцентрировал слонов и катапульт, и уничтожил корпус вторжения.

Вообще, здесь сказалась типичная ошибка наших стратегов (не чужд ей и автор данной повести J). Они слишком склонны к лобовой атаке ближайшего города. А ведь в этот город обороняющийся стягивает почти все свои наличные силы. Стоит пройти вглубь страны противника и начать угрожать сразу нескольким центрам.

Правда, по условиям Мейера, обороняющийся по своим дорогам передвигается вдвое быстрее – на две клетки сразу. Да и успевает сделать сколько-то новых юнитов, пока ты медленно топаешь к городам.

Зато защищать одновременно несколько центров противнику гораздо труднее, и его часто охватывает паника. И, перебрасывая войска из города в город, он может подставиться под удар катапульт.

Как говорил Наполеон: «преимущество центральной позиции».

Но, так как наступающий почти никогда не видит городов неприятеля (кроме того, к которому он уже подошел), то обычно предпочитает не рисковать, в надежде, что если он сметет здесь обороняющихся, остальные центры легко падут к его ногам.

 

А мои длинные луки (имелись в виду английские длинные луки, здесь доступные всем фракциям с эпохи «открытия феодализма») показали себя отлично. Забавно было видеть, как истощаются силы Вована и Мандрагора. «Эх – катапультами здесь не обойдешься – пушками бы его достать». Увы – героическая оборона Москвы съела их лучшие ресурсы, и агрессоры гнали на убой все что осталось – даже архаичных мечников. В то время как моя Индия освоила уже мушкетеров и гренадеров и развивалась дальше.

Осознав безнадежность своего положения, Мандрагор и Вован вышли из игры.

 

На следующий день я зашел в уже шедший матч. Конечно, предпочитаю играть с самого начала, а не расхлебывать чужую кашу. Но у меня гостила племянница и хотелось ей показать игру – не слишком задерживая девочку.

Диспозиция у нас имелась такая. На правой оконечности Пангеи находилась узкая прибрежная полоса египетских владений – они-то мне и достались.

Южнее простиралась обширнейшая в свете империя Mandragor1 (игравшего за Мали Мансы Мусы), к северу и западу от нее располагалась Германия игрока по имени dedok. Крайняя западная оконечность материка принадлежала Греции (уж не помню, кто за нее играл).

 

К моменту моего прихода, Мандрагор вкупе с греками рвали беззащитные владения Дедка, находившиеся между ними.

И вот я начал игру. «А сейчас будет интересно» - сказал некто.

Первым делом, по милановскому примеру я передал Дедку военные технологии (а то он еще в каменном веке обретался). И атака Мандрагора захлебнулась.

Затем я все силы бросил на открытие технологий пороха, химии и сталеварения и начал усиленно создавать гренадеров и пушки.

Конечно, держава египетская была маловата.

«Я начинаю игру – но вполне могу потерпеть поражение» - объяснил я племяннице. «Но риск – благородное дело».

 

Ближе всего ко мне был мандрагоров Кумби Салех – большой и богатый город. Всего две клетки от Египта.

Мандрагору следовало бы не мучить Дедка, а расправиться с Египтом, зачистив тылы вначале.

Когда я накопил достаточно сил и увидел, что войска малийцев разбросаны по обширной территории и истрепаны безуспешными штурмами Берлина, а нахватанные города не приносят прибыль, я атаковал Мандрагора, «ударив в пустоту».

Через три хода Кумби Салех пал к моим ногам.

         Греческий союзник Мандрагора, чуя поживу, немедленно объявил тому войну.

         Mandragor1 вышел из игры.

 

Так, в лучших традициях китайских стратагем, я, почти без резких движений одним поворотом винта радикально изменил ситуацию.

Дальнейший расклад очевиден. Втроем мы доламываем Мали. Затем я и Дедок валим Грецию (Дедок должен помнить, как та вместе с Мандрагором рвала его державу).

Валить Дедка необходимости не было – и так ясно, кто победитель. Я поступил как благородный рыцарь (не без пользы для своей страны).

 

Судьбоносные перемены в судьбах Пангеи произошли через пару дней.

В той роковой игре на западе материка находилась Россия (не помню, кто за нее играл), затем мои ацтеки, а южнее – англичане Чувака, далее – Милан и Мандрагор.

Естественно, первым делом я обратил свои взоры на Чувака. Тому не повезло – он не смог дотянуться до месторождений меди или железа (не без моей помощи J).

Увидев, что сильных юнитов у Чувака не предвидится, я забил его лучников ягуарами. Победа!

Что ж, война – это бизнес. Ничего личного.

Далее я хотел идти на запад. Но случилось нечто неожиданное.

Мандрагор разгромил Милана!!!

 

Борясь с Чуваком, я упустил ранние перипетии этой войны. Когда мы с Миланом договорились о взаимном открытии границ, Мандрагор уже стоял во главе огромной армии, состоящей из слонов и катапульт.

«Эх, слонятки мои – до чего же я люблю вас!» - радостно кудахтал злодей.

«Тебе повезло, что они у тебя есть» - простонал Милан.

Огромный стек – целая слоново-катапультовая башня сминал беззащитные города. Заодно Mandragor1 расправился и с миссионером, посланным к ацтекам Миланом по моей просьбе.

«Миссионера-то зачем?».

«Не нравится он мне» - усмехнулся Мандрагор.

«fantalov» - слабым голосом умирающего донес до меня последнее напутствие Милан. – «Строй копейщиков и топористов».

Увы, я плохо воспринял этот совет. Но кто же мог ожидать подобной прыти от Мандрагора?

Уже очень скоро он объявил мне войну. Я располагал некоторым войском, и попытался вторгнуться на его территорию – войско погибло.

В результате я потерял два ближайших города.

Правда, в Лондон (отобранный мной у Чувака) ацтекам удалось стянуть значительные силы. Штурм Мандрагора захлебнулся.

«Поздно уже, спать пойду, пожалуй».

«Погоди – щас я тя укатаю» - ответил Mandragor1.

Он вернулся с новой, еще большей армией. И дожал-таки Лондон!

 

Игра была фактически сделана. Не помогло и вступление в войну на моей стороне России под руководством неопытного новичка.

Странно было видеть, как по-детски радуется Мандрагор, громя наши города. И в то же время страшно. Мы сами вырастили монстра!

Точно черная ночь распростерла свои крылья над Пангеей.

 

(Продолжение следует).

Алексей Фанталов.

 

 

"Вторжение в Пангею" 7.

Меню