"Вторжение в Пангею" 4.

Пчела.

 

 

Девушки редко играют в стратегические игры, тем более исторические. Им трудно оценить мудрость и красоту войны (хотя парадоксальным образом, они восхищаются героями).

Сие не удивительно – поскольку женщины предпочитают манипулирование чувствами манипулированию предметами материального мира. Отсюда и психологическая изощренность прекрасного пола, выдаваемая за интуицию (есть ли вообще сей зверь в природе?).

Как ни странно, греки сделали покровительницей стратегии Афину Палладу (впрочем, о причинах данного феномена я писал в другом месте).

В сетевой игре девушка стремится «развиваться».

 

- «А давайте не будем воевать – а кто в космос раньше выйдет?»

- «Да ты до античности доживи сперва J

- «Ах, я все время такая грустная!»

- «Щас исчо огорчишься.»

 

Ну вот, все же нашлась одна пламенная валькирия под ником Pchjola.

Впервые, я увидел ее в игре, куда мы с Миланом заглянули поискать народ.

Игра уже шла полным ходом. Римляне, которые выпали мне, подверглись атаке России Екатерины 2, за спиной которой и скрывалась Pchjola. Пчелиные лучники подобрались к моему городу, и атаковали его.

Нападение было произведено крайне неумело, мало того, что эти юниты не приспособлены для атаки, так они еще преодолевали реку.

Естественно, враги пали, и Pchjola запросила мира. Я, собственно, не понял, зачем она вообще напала на римлян, находившихся на изрядном удалении от русских владений.

Не найдя партнеров для организуемой нами игры, мы с Миланом удалились восвояси. На прощание, я заложил римлянам парочку городов и начал разработку железных рудников (чтоб Пчеле было нескучно играть J).

Сыграв дуэль со своим извечным противником, я решил посмотреть, как продвигаются дела у Pchjola.

Снова зашел за Рим, и что же увидел? Пчелиные слоны роются на моем огороде. Я грохнул парочку копьеносцами и предложил мир.

Самое смешное, что Россия Екатерины даже не граничила с моим Римом – между нами вклинилась империя инков. Да так по дурацки вклинилась, что зашедший поиграть за нее Милан за голову схватился: «Ой, как тут все запущено!».

И впрямь – обширная держава посередине пяти других, ни железа, ни меди, ни слонов, ни лошадей… Куча беззащитных городов, рви – не хочу.

«Тут девушка за инков играла» - любезно пояснила Пчела.

«Так ты потому напала на римский ИИ, что с сестрицей воевать не пожелала?»

«Ну, ИИ город прямо около моей столицы воздвиг»

«И ты его уничтожила?»

«Ага. Мои слоны его снесли» - улыбнулась девушка.

 

Ну прямо, романтическое фэнтази какое-то…

Я вник в ситуацию. У меня уже есть катапульты, преторианцы (отличный ранний юнит для штурма городов, требуется железо), не говоря про конных лучников и секироносцев. Самое время напасть на Милана, и взять, наконец, реванш.

Но как-то рука не поднялась. Опять же, проиграв громадное количество раундов, я находился точно под магией ужаса.

Да, все-таки внушаемый врагу страх – грозная сила. Так, ужасом веяло от непобедимости Наполеона в 1806 году, или Гитлера в 1941.

«Подведем итоги ребята. Милан – я просматриваю твою державу насквозь, и прямо теряюсь – с какого города начинать ее кушать!».

- «Это не смешно».

- «А, когда мои преторианцы расправятся с тобой, им найдется дело и у Пчелы».

- «Так ты что же – ко мне подбираешься?» - заохала девушка.

- «Да нет, просто рассуждаю. Согласно моей стратегической доктрине, следует начинать с ближайшего соседа, и главное – не оставлять никого в тылу».

- «Да смотри, Фанталов – в игре есть же французы, немцы, американцы. Мир большой!».

- «Очень уж они далеко». Но не пугайтесь, дети мои – я пойду спать».

 

На следующий день мы организовали коллективную игру. Участвовали: Милан, Сварген, Пчела, Mandragor1 (о нем позже) и ваш покорный слуга.

Мои монголы оказались на побережье, гранича исключительно с владениями Pchjola. Ближайший мой город неудачно расположился неподалеку от пчелиной столицы, так что монгольские территория здесь прогибалась под воздействием соседского культурного влияния. Захотелось мне снести ее, да, когда я посмотрел, как девушка назвала свои города – рука не поднялась. «Злой Пчел», «Железный Кап», «Гав»… Аж слеза навернулась – я, видите ли, сентиментален.

А тут еще демонический Мандрагор атаковал Пчелку. А она контратаковала.

Мандрагор заключил мир.

А через некоторое время я смотрю, как девушка стягивает солдат около его границ. «Готовлюсь напасть на Мандру – чего он меня одну все время атакует?».

И, с криком: «Я могу и ужжалить!», Pchjola перешла рубикон.

Но Мандрагор играл сильнее. Он выбил пчелиные отряды со своих земель, и, в свою очередь, вторгся на ее территорию.

Видно было, как она еле сдерживает его натиск.

Я тогда начал тайно передавать моих секироносцев Пчелке. Тем более, что, раздумав с ней воевать, я оказался в некоем полукризисе. И не мудрено – вначале готовил войну с соседкой, строил войска. А потом сменил стратегию под влиянием эмоций – непростительное дело.

И, передав Пчеле еще парочку городов, я вышел из игры.

Через парочку дней мы снова встретились с Pchjola в коллективной игре. С ее слов я уже знал, что она занимается пейнтбольным менеджментом в Москве, и пришла поиграть в сеть с тренинговыми целями. Весьма разумно, с моей точки зрения. Впрочем, Пчела, вообще, оказалась умной женщиной.

В игре нас было пятеро, последовательно (с запада на восток): Мандрагор, Милан, ниже его Пчела, ваш покорный слуга, ниже меня какой-то новичок, игравший за Англию.

Начинать следовало с последнего, тем более, что он находился у меня в тылу.

Поэтому, уже в начале игры я отправил к англичанам лучника, дабы разведать их территорию и помешать ее развитию.

Новичок ненормативно ругался, но сделать ничего не мог, к тому же вскоре (после открытия технологии добычи железной руды), вслед за лучником пришли мои ягуары.

Лондон, впрочем, находился на возвышенности, что давало его защитникам дополнительный бонус 25 %. Так что моим ацтекам пришлось подождать, когда они откроют «конструирование» и сделают катапульты.

Наконец, компьютор выдал сообщение всему цивилизованному миру: «Держава уничтожена – англичане терпят поражение).

Я стал соображать, что делать дальше. Милан силен, опять же он граничит с мощным Мандрагором – ну так и пусть взаимно уравновешивают друг друга.

А вот Pchjola - слабовата. К тому же, игравший за англичан балбес слишком по-дурацки выстроил второй город (Йорк), так что его окрестности захлестывали волны культурного влияния пчелиного государства (угрожая вскоре восстанием с перспективой перехода на ее сторону).

И Ацтекская империя стала готовить армию вторжения.

Поскольку у Pchjola имелись два города, решено было атаковать их одновременно. Войны надо выигрывать как можно быстрее.

С Миланом мы заключили договор об открытых границах, и начали малыми порциями перебрасывать юнитов  туда, откуда было рукой подать до одного из городков очаровательной соседки.

Вторая армия сосредотачивалась во вновь обретенном городе Йорке.

Но мы, в лучших традициях династической дипломатии, решили поискать хороший повод для вторжения.

- «Пчела – выходи за меня замуж!»

-«Да я уже замужем, Леша» - улыбнулась красавица.

- «!!!».

 

На следующем ходу ацтеки объявили войну. «Она замужем!» - горестно воскликнул я.

Но тут мы допустили ошибку (довольно типичную, увы). Выражаясь словами китайских стратегов: «погнался за малой выгодой, упустив большую». Увидев неподалеку от моих солдат пчелиного рабочего, я дал юнитом крюк и захватил его в плен. Но тем самым сорвался темп наступления на один из неприятельских городов и, вскоре, Пчела перебросила туда подкрепление. Или Милан ей подарил солдат.

Вторая же армия вышла из Йорка по направлению к столице соседки. В полевом сражении ацтеки разбили вражеское войско и, после предварительного обстрела катапультами, ворвались в столицу Пчелы.

И тут случилось то, что следовало бы предвидеть.

- «Алексей – я не могу спокойно смотреть на это. Прости, но я объявляю тебе войну» - сказал рыцарственный Милан.

Впрочем, он еще не сформировал армию, и у меня было время. Но тут взбунтовался мой Йорк, оставленный почти без гарнизона, и перешел на сторону Пчелы. Форсированным маршем я кинулся к нему и сравнял с землей непокорный город.

Однако, тем временем, на помощь моей соседке явилась армия Милана. При помощи катапульт мне удалось разгромить ее, но отряды Пчелы, воспользовавшись тем, что я отвлекся, вернули свою столицу.

Поскольку Мандрагор не вмешивался, сосредоточившись на своем военном и технологическом развитии, дальнейшая игра была понятна. Я потерял темп, армии Милана и Пчелы методически захватили один мой город за другим. Свет померк в моих очах.

 

На следующий вечер мы снова собрались для коллективной игры. Участниками ее были (перечисляю в порядке расположения соответствующих держав с востока на запад): Мандрагор, я (южнее меня – Володя под ником Fenrire), Пчела и еще одна новая девушка (последняя за всю игру никак не проявила себя).

Уже в самом начале на мою территорию влезли мандрагоровы лучники. Я не слишком их опасался, поскольку развивал свои технологии и вскоре у меня должны были появиться ягуары, имеющие бонус против стрелков.

Ягуаров я ценю и за то, что они не требуют разработки рудников, каковая весьма затруднительна в условиях оккупации территории вражескими войсками.

К тому же, у наших ацтеков имелся и еще один свежеоснованный город, в котором также  вскоре предполагалось производить этих неплохих ранних юнитов.

Но неожиданно (а, по сути – весьма предсказуемо) на этот город напала Пчела и сровняла его с землей. «Это тебе за вчерашнее» - прошипела она.

Войска Пчелы вторглись на мои земли. Обрадовавшийся неожиданной подмоге (он никак не ожидал получить подкрепление от Пчелы), Мандрагор вовсю стал командовать девушкой. «Лучников двигай туда! Секироносца поставь сюда! Да не туда <…>!». И тогда я обратился за помощью к Фенриру.

- «Володя – Мандрагор и Пчела угрожают всему человечеству! Помоги мне, ибо один я не выстою».

И Fenrire атаковал земли Пчелы, захватив в плен ее рабочего.

То ли под воздействием этого шага, то ли возмутившись мандрагоровым помыканием, девушка очистила мою территорию.

- «Мандрагор – ты ведь опытный игрок и знаешь, сколько стоит содержание юнитов на неприятельской территории. У тебя экономика еще не дала дефолт? Я даже убивать твоих лучников не стану, они сами начнут дезертировать за неимением золотого запаса J».

Но мы не смогли продолжить – то ли Мандрагор вышел, то ли игра вылетела.

На следующий вечер уже хорошо знакомые вам стратеги вновь собрались в лобби-чате сервера.

- «Давайте не будем играть в Пангее, а поищем какую-нибудь иную карту?» - предложила Пчела.

- «Да все остальные отстой».

- «Нет, вот Маза интересная».

- «Что еще за Маза?».

- «Увидишь».

 

И мы зашли в Мазу.

Батюшки святы! Да это же бублик – по научному «тор». Изнутри и снаружи окруженный водой.

Слева от меня (я предпочел на сей раз монголов Чингизхана) Милан, справа незнакомый игрок, избравший Грецию (значит – новичок, который не понимает, что эллины в Циве не рулят), где-то на юге и западе – Fenrire и Pchjola.

Естественно, очень скоро, мои лучники вперлись на греческую территорию. Война оказалась недолгой, так что катапульты строить не понадобилось. Вскоре эллины были сломлены.

А затем мои ацтеки начали развиваться. И с неожиданной для меня скоростью. Вскоре, по совокупности очков (военных, территориальных, демографических, культурных, финансовых) я превосходил Милана более чем вдвое (не говоря об остальных участниках игры).

- «Теперь ты нападешь на меня?» - криво усмехнулся Милан. – «Именно это ведь вытекает из твоих стратегических принципов?».

- «Да нет, я решил сосредоточиться на мирном развитии». И это была правда.

Я действительно устал от войн и хотел превзойти соседей в мирном сосуществовании. Раз уж поперло – в кои-то веки J

Но вдруг, уже в Средневековье мои границы пересекла огромная армия – слоны, булавоносцы, катапульты.

- «fantalov– объявляю тебе войну» - услышал я от Милана.

А у меня войск мало – все силы ушли на развитие. Конечно, города отличные и производят юнитов за 1 – 2 хода. Но не успеть.

И вскоре Милан захватил столицу Монгольской империи Каракорум (»Хех!»). А главное, при обороне погибла вся моя армия. Теперь новую уже точно не собрать.

В отчаянии я обратился к Fenrire. «Щас, Леха, погружу войско на кораблики и ударю по милановой столице» - ответил надежный Володя.

И он сдержал слово.

«Есть ли у тебя еще войска, Фанталов?» - спросил Милан. Pchjola хихикнула – она знала, что ни одного юнита!

«Ладно, предлагаю мир». Повторялась коллизия с Ажнякиным. Я согласился, а что мне оставалось?

Милан перебросил свои войска против моего спасителя. «Воевать с тобой – одно удовольствие, Фенрир». Он очистил свои земли и начал морем переправлять армию во владения Fenrire. Я тем временем, лихорадочно создавал солдат - тщетно, не успеть. И, тем не менее, из естественной солидарности и признательности, атаковал земли Милана по истечении десяти ходов обязательного мира.

- «Батюшки! Его пощадили, а он!» - укоризненно запричитала Пчела.

- «Молчи, несчастная!». Шансов на победу у меня, конечно, не было.

- «Милан – ты военный преступник! Ты разрушил мои прекрасные города».

- «А ты что ж, в космос собирался выходить, так что ли»».

- «Да, верно учил товарищ Сталин: «идиотская болезнь – благодушие!».

- «Леша – я не понимаю – как человек, пишущий прекрасные картины, может так сильно злиться?» - допытывалась Пчела.

- «Еще как может!». Я и вправду разозлился не на шутку.

 

Армии Милана подошли к моему последнему городу, куда бежали все монгольские работники.

«Я погибаю, Леха!» – донесся издалека слабый голос Фенрира.

- «Встретимся в Вальгалле!».

         Милан готовился к последнему штурму.

- «Мои рабочие покончили с собой» - меланхолично сказал я. – «Цианистый калий».

 

(Продолжение следует).

Алексей Фанталов.

 

 

"Вторжение в Пангею" 5.

Меню