"Вторжение в Пангею" 2.

Милан.

 

 

Кажется, впервые я познакомился с Миланом в коллективной игре, где мы сражались, разбившись на команды попарно. Я случайно оказался в паре с ним. Это была моя первая командная игра, поэтому я не сразу врубился в тему. Сейчас уж и не помню, кто играл против нас, но играли хорошо, и я сразу подвергся атаке. Очухавшись, мы с Миланом развернули контрнаступление и довольно быстро вынесли ближайшего супротивника. Однако второй враг, игравший за римлян, успел наделать мощных преторианцев, которые, воспользовавшись моей неосторожностью отняли у меня город. В безуспешных попытках отвоевать его я положил почти всех своих солдат, а затем потерял и второй центр. Третий я удерживал лишь благодаря Милану, который регулярно дарил мне своих пеших булавоносцев. Не слишком полезных, впрочем, ибо противник играл рыцарями.

Свои армии Милан не торопился слать, несмотря на мои отчаянные вопли о помощи, резонно объясняя, что он развивает технологии для нас обоих (истинная правда). Тогда я еще не мог знать, что развитие технологий – основное хобби этого игрока. А я служил живым щитом.

Неприятель, впрочем, искусно действовал посредством глубоких прорывов рыцарской конницей на дальние владения Милана и даже сумел разрушить один из его городов.

Наконец Milan98, создав армию гренадеров, смог перейти к активным действиям и освободил один из принадлежавших мне некогда центров. Однако я не дождался этого светлого дня, ибо был завоеван.

 

Наш первый поединок был весьма показателен и задал стратегию на множество дальнейших игр. Milan98 играл за Индию Ашоки (Ашока - знаменитый правитель династии Маурьев – кажется, 3 в. до н.э., завоеваший Южную Индию и покровительствовавший буддизму). Его привлекали дополнительные бонусы данной игровой фракции для развития экономики. Особенно, «быстрый индийский рабочий» оказался полезен, поскольку коронные юниты разных фракций (все эти преторианцы, гоплиты, красные мундиры и пр.) выгодны на коротком отрезке времени, а рабочий годится до новейшей эпохи.

Я выбрал ацтеков Монтесумы Первого (ацтекский владыка, собственно и создавший эту кровавую империю). Я и сейчас в поединках часто выбираю Монтесуму, так как он дает дополнительную звездочку опыта многим военным юнитам, а, кроме того, фирменный ацтекский боец ягуар (элитный воин в ягуаровой шкуре и с обсидиановой дубинкой) появляется уже на ранней стадии игры, не требует обладания медными и железными рудниками и способен противостоять некоторым более поздним модулям (не говоря уже о лучниках). Ягуар нередко дает возможность завладеть инициативой, что так важно в начале войны.

Так что, на будущее, я рекомендую для игр на короткую дистанцию брать ацтеков, инков, либо римлян; на длинную – индусов. Неплох также промежуточный вариант – Мали (африканский средневековый правитель Манса Муса, сказочно богатый золотом), удобный для развития экономики и располагающий застрельщиками – воинами со щитами и дротиками (улучшенный аналог ранних лучников). Впрочем, многое зависит от выбора соперника (ягуары сильны против застрельщиков).

Греция с ее фалангитами в «Цивилизации» не особенно рулит, ибо копейщики несут в игре специфическую (и не всегда необходимую) роль противостояния коннице. Боевых колесниц египетской фараонши Хатшепсут я тоже не очень жалую.

Коронные юниты других фракций - самураи, конкистадоры, казаки, не говоря уже о мушкетерах, красных мундирах, танках «Тигр», американских морпехах появляются очень нескоро и до них еще надо дожить. Обычно, в нормальной мясорубке исход определяется уже к началу нашей эры, Если конечно играть, а не тупо «развиваться», часами выбирая сооружения и технологии из регулярно предлагаемого компьютером набора. Настоящее развитие (по крайней мере, в игре) происходит именно через войну. Здесь человек учится преодолевать слабинки собственной личности: лень, трусость, неосторожность, склонность к рутинным решениям и т.д.

Склонность к рутине отнюдь не чужда и вашему покорному слуге. Обычной моей тактикой было поднакопить вначале игры штук шесть ягуаров да и пойти проверять крепость обороны (и крепость духа) противника. Новички же в большинстве случаев строят в городе дубинщика (ну может, лучника), да на том и успокаиваются (думают, как первыми в космос выйти). И тут мои ягуары с воплем: «Сюрприз!!!».

Ну, вот Милан основал свой второй город в опасной близости от моего Теночтитлана. Я, собрав пресловутый военный кулак, двинулся на него. «Как – уже?» - удивился  мой спарринг партнер. И город был разрушен.

Но мы потеряли время, и пока ягуары топали к столице Индии, там уже успели подготовиться (в хорошем городе юнит делается за один - два хода).

Взять с налету город я не смог, а Milan98 тем временем отправил своего юркого рабочего строить медный рудник. Создав его, неприятель получал возможность набирать секироносцев, которые представляли для моих ягуаров серьезную опасность.

Я оказался неразворотлив, а индийский рабочий слишком быстр. Короче, секироносцы у Милана появились.

Я, правда, разработал у себя железный рудник, так что война перешла в позиционную.

Но в такой борьбе Милан имел неоспоримые преимущества надо мной, благодаря глубокому знанию игровых тонкостей и точности своих действий. Особенно мне понравился его трюк с галерой, на которой находился мини-десант. Индийцы высадили двух юнитов около моего единственного города, и, поиграв со мной в шахматы на клетках, взяли его.

Впрочем, Милан успел к тому времени создать еще один город у себя в тылу и начать строить кавалерию.

Затем у нас было много поединков.

Они протекали по следующей схеме. Вначале мы мирно сосуществовали. То есть я создавал армию, а он развивал свою экономику и технологии. Затем я нападал. Пока мои воины топали, Милан стремительно штамповал солдат в своих продвинутых городах, так что когда мы подходили вплотную, оказывалось, что город нам не взять. Тем более что в «Цивилизации» обороняющаяся сторона имеет бонусы – юниты быстрее заживляют раны, и, главное – вдвое быстрее передвигаются (если есть дороги). Поэтому имеется хорошая возможность перебрасывать дополнительные подкрепления.

Конечно, можно было представить, что если собрать очень большое войско, то враг не успеет наштамповать потребное для обороны количество юнитов. Но здесь мы сталкивались с проблемой хилой экономики. Не раз мы проигрывали просто вследствие финансового краха, когда поступало сообщение: «Ваши юниты бастуют. Ваша катапульта расформирована по недостатку средств». И т.д.

Иногда мне удавалось его победить – но, скорее, случайно, по недосмотру.

С отчаяния я начинал развиваться. Но выиграть «мирное сосуществование» мне было еще труднее, чем военную борьбу. Я стремительно отставал, и уже не мог защититься от продвинутых юнитов врага.

Году этак в четырехсотом нашей эры, Милан обычно изрекал: «Я думаю, пора на тебя нападать».

Причем он отличался рыцарственностью, и никогда не делал атаки неожиданно – а предупреждал за пару ходов (видимо, это давало ему ощущение собственной правоты). А когда разрушал взятый у меня город, произносил удовлетворенное: «Хех».

Правда, Милан терпеливо объяснял тонкости игры и я кое-чему стал медленно научаться.

Но, проиграть десять раз подряд – это же можно морально сломаться! А затем выиграть - и снова десять раз подряд проиграть!

Хорошо еще, на сервере присутствовали и другие игроки. Сражаясь против них, можно было вновь почувствовать себя стратегом. Бывало, мы участвовали в коллективной игре. Я тогда захватывал владения какого-нибудь новичка, чтобы усилиться за его счет и иметь возможность противостоять Милану. Тщетно! Milan98 оставался неуязвим. Зато я начинал ощущать себя каким-то злодеем.

 

(Продолжение следует).

Алексей Фанталов.

 

 

"Вторжение в Пангею" 3.

Меню