Немецкие рыцари и монголы. Альтернативная история.

 

 

Имперские рыцари.

В качестве иллюстраций - скрины из "Medieval II. Total War"..

 

В принципе, германские рыцари имели столкновение с монголами в сражении при Лигнице (Нижняя Силезия, весна 1241 года). Если не ошибаюсь, там было около двадцати тысяч воинов силезского герцога Генриха Второго, Тевтонского ордена и некоего польского князя. Сам Фридрих Второй – император Священной римской империи германской нации в столкновениях с монголами не участвовал – они ему были, скорее, на руку, поскольку ослабляли союзников его врага – римского Папы.

Вроде бы, монголы применили свою обычную тактику, с которой европейцы еще не были знакомы – притворное отступление, обстрел из мощных луков, с последующей массированной атакой на расстроенные и разбредшиеся части противника. Недисциплинированность европейских рыцарей облегчала подобную задачу.

Похожим образом они разгромили и большую армию венгерского короля на реке Шайо. Однако в Чехии чешско-немецкие рыцари действовали эффективнее.

В конечном счете, монголы повернули из Европы обратно в Степь, поскольку поход представлял не завоевательную кампанию, а, скорее, грандиозный набег с целью грабежа и разведки боем.

Новое вторжение, с идеей которого носился очередной хан Гуюк, могло бы быть серьезнее, однако Гуюк был убит по проискам своих врагов – Батыя и Мункэ, и на курилтае возобладал проект войны с Миром ислама. Он начался взятием Багдада и казнью халифа, а закончился поражением в Палестине от султана Куттуза и его преемника Бейбарса. На дальнейшие западные походы у монголов не хватило ресурсов, истраченных на войны в Восточной Азии и  жестокую междоусобную борьбу.

 

Не могу удержаться, чтобы не сказать здесь пару слов о монголах, хотя собирался сделать это в другое время и в другом месте (конкретно – при описании своих стратегических кампаний за англичан и турок). Европейцы представляли средневековых монголов прямо-таки исчадиями ада («тартары»), неисчислимыми, не знающими страха и чудовищно жестокими. «Черная легенда» - сказал Лев Гумилев.

Хотя Западный мир (а равно и другие миры, впрочем) сам никогда не отличался добросердечием и, на протяжении большей части истории был главным мировым агрессором. За что же монголам такая особая слава?

Я думаю, западных людей ужасало одно обстоятельство – крайне простое и прагматичное отношение монголов к человеческим жизням, не отягощенное рефлексией и лицемерием (многоопытные китайцы, кстати, относились к этому гораздо спокойнее). Вспоминается фильм Н. Михалкова «Урга – территория любви». Там мы видим монгольского пастуха, хорошего человека, который берет на руки овцу, гладит ее, тихо и быстро умерщвляет и через мгновение потрошит. Без сентиментов и без жестокости – с функциональностью животновода.

Но монгольские пастухи последних столетий – тихие мирные люди, окультуренные ламаизмом. А монголы Чингисхана перенесли эту функциональность животновода на практику отношений с целыми народами. Полезен народ, или какая-то часть его обитателей (красивых женщин, искусных ремесленников, грамотеев) – можно сохранить и приумножить. Вреден – искоренить или использовать как пушечное мясо, гоня впереди войска.

Когда монголы завоевали земли империи Цзинь, владевшей Северным Китаем (в том числе – Великой равниной), на ханском совете был поставлен вопрос – что делать с местными китайцами. После десятилетий чудовищных войн, эти несчастные (в количестве нескольких миллионов) дошли до нечеловеческого состояния. Поэтому в совете был предложен проект их окончательного уничтожения и использования северокитайских земель под пастбища.

Однако, великий канцлер Елюй Чуцай - человек, влюбленный в китайскую культуру, с цифрами в руках доказал жадному хану Угедею, какие доходы даст завоеванное население, если ему позволят «плодиться и размножаться». Так был спасен Китай (хотя были и южные китайцы, но их цивилизация заметно отличалась от классической Срединной империи).

Классический Запад, который сам весьма сложен, ужасало это упрощение реальности.

Очень неплохие реконструкции тюрко-монгольских доспехов: http://www.turan.info/forum/showthread.php?t=2218

 

Но, возвращаясь к игре, скажу, что боевые качества монгольских юнитов не являются здесь из ряда вон выходящими, что и показали промоделированные мной сражения с европейскими державами.

Итак, в одном из вариантов, мне пришлось командовать армией Германской империи. Вообще-то, я часто использую метод охвата с флангов с заходом противнику в тыл. Примером здесь выступает Ганнибал – вероятно, лучший полководец Древнего мира.

Однако, что ни говори, прорыв растянутых линий противника тяжелыми клиньями – дело более достойное мужчины. Так действовал Александр Македонский (против легковооруженных персов). И, располагая мощной рыцарской кавалерией Империи – отчего бы не попробовать?

 

 

Пехоту же я, вопреки обыкновению, поставил на фланги – пусть арбалетчики и аркебузиры ведут дуэль с конными монгольскими лучниками, а копейщики и мечники прикрывают немецких стрелков от наездов.

 

Автоматчики, то есть арбалетчики. Держат свои арбалеты, точно шмайсера.

 

Все и получилось в лучшем виде – прорыв, с рассечением вражеской группировки и окружением отдельных изолированных частей. Монгольские пешие лучники, выстроившиеся перед фронтом своего войска, даже не успели толком пострелять.

 

Пошли на прорыв. В принципе, категорически не рекомендуется атаковать в лоб копейщиков (через мгновение, передний рыцарь и впрямь падет). Но здесь особый случай - ко всему следует подходить творчески. Война - не наука, а искусство.

 

 

Тяжелый готические рыцари захватывают монгольские ракетницы (зажженные снаряды выбрасывались силой порохового взрыва - китайское изобретение).

 

 

А это - спешившиеся готические рыцари. Очень готично - не правда ли? Хотя рыцари и дрались иногда пешими, чтобы укрепить боевой дух слабой средневековой пехоты, все же берет сомнение, что это могли делать столь тяжеловооруженные бойцы (в Эрмитаже выставлен один такой доспех 15 века).

 

Алексей Фанталов,

 

Англичане и монголы.

Карта сайта