Героический ирландских саг 6.

Похищение быка из Куальгне.

 

 

Стали сходиться в хищный Круахан, столицу Айлиля и Медб могучие герои, вместе  с собой приводя тысячи людей. На помощь коннахтам приходили войска из Лагена, Мумана и Миде. Были на бойцах зеленые, золотые, белоснежные одежды.

Ночью перед походом объезжала на колеснице  Медб свое воинство. И открылось ей чудесное видение - юная девушка, ткущая бахрому " держа в  правой руке станок из светлой бронзы с семью золотыми полосками на концах. В зеленых разводах был плащ на её плечах, скрепленный на груди заколкой с тяжелым навершием. Три пряди золотистых волос девушки были уложены вокруг головы, а четвертая вилась по спине до икр" И пропела девушка, глядя на спящее войско - " Красное вижу на всех, алое вижу". (То была сида, здесь уподобленная небесным пряхам - девам судьбы - норнам, мойрам и др.)

Утром двинулись бойцы в поход, и вел их Фергус, сын Ройга. Тяжело было на душе у героя - ведь шел он против своих же уладов."И послал он к ним гонцов с тревожной вестью, а сам принялся мешкать, уводя войско с  юга на север."

Момент для похода Медб выбрала как нельзя удачнее, ибо в это время с начала зимы все мужи уладов бывали поражены магической болезнью. Болезнь эту наслал на них Маха (одна из богинь войны). Каждый год улады девять дней терпели сильные муки.

(Ж.Дюмезиль усматривает близкий мотив в описании рождения Батраза, героя северокавказкого эпоса о Нартах. Поскольку данный эпос сложился вначале  у осетин и лишь позднее распостранился среди их соседей, черты сходства между уладским циклом и нартовскими сказаниями свидетельствуют в пользу кимерийского происхождения кельтов и их контактов с древними ираноязычными народами (потомками которых и являются осетины)).

Только Кухулин, как сын небесного Луга, не был подвержен проклятью. Узнал он от гонцов Фергуса о нашествии конннахтов, простился с Суалтамом и поехал ан пограничную реку.

Срубил пес Кулана в лесу молодой дуб, связал его в  кольцо и, начертив письмена на огаме, натянул дерево на острую скалу, до самого поперечья. В ту пору выпал ранний снег и воины четырех великих королевств Ирландии шли через сверкающую снежную равнину, дивясь на знак Кухулина.

Начал Пес Кулана метать в коннахтов камни. Хотел он сразить королеву Медб. Убил Кухулин любимую птицу королевы на одном плече и любимую куницу на другом.

Велела тогда Медб сложить навес из щитов.

Герой не дал врагам переправиться через реку. Встали коннахты лагерем на берегу. Тогда снарядил пес Кулана свою страшную косящую колесницу. "От лба до груди он укрыл лошадей железными пластинками, усеянными наконечниками, остриями копий, шипами и колючками, такими же, как на колесах, углах и выступах по сторонам колесницы, что на ходу все вокруг раздирала". Каждую ночь нападал Кухулин на коннахтов и рубил по сто человек. Носились над ним богини войны с факелами.

В ужас пришли Айлиль и Медб, стали сулить Кухулину неисчислимые блага и почести, если перейдет от на их сторону.

Ответил им сын Суалтама, что нужно ему только лишь, что б каждый день выходил  с ним схватиться один из ирландских героев. Бросила тогда среди своих людей клич королева Медб. Обещала она, что тот, кто убьет Пса Кулана получит в жены её дочь Финдбайр - первую красавицу Западного Мира.

Стал Кухулин биться  с выходящими на него героями и множество сразил он у брода. Пришлось встретиться сыну Суалтама с могучим Лохом, сыном Мо Фебиса, которому помогала сама Моррриган. Предстала богиня войны "в облике красноухой телки, что вела еще пятьдесят телок, скованных попарно цепочками из светлой бронзы"  И била Кухулина рогами  в спину. А затем " обернулась она скользким черным угрем, поплыла по течению реки и обвилась вокруг ног Кухулина". Но устоял пес Кулана. "Явилась тогда Морриган в облике косматой рыжей волчицы" и вгрызлась ему в  бок. Но Кухулин, несмотря на её старания, сразил Лоха. А Морриган из пращи перешиб ноги и выбил глаз. (Ей пришлось после в обличьи старухи прийти к сыну Суалтама, мучимому жаждой и за коровье молоко выпросить для себя исцеление.)

 

“Кухулин”.(А. Фанталов)

 

Затем Кухулин победил страшного колдуна Калатина  и его двадцать семь сыновей, с их заговоренными копьями. Всего пятьдесят лучших ирландских героев сразил он у брода. А ночью нападал на конннахтов, муманов, лагенов и каждый раз убивал по сотне. И не находилось больше среди людей Айлиля и Медб никого, кто отважился бы вступить в бой с Кухулином. Тогда-то и вспомнили о Фердиаде, сыне Дамана.

От так же, как и Пес Кулана обучался воинскому делу у Скатах, Уатах и Айфе. "И не было ни у одного из них никакого преимущества перед другим, если не считать удара рогатым копьём, которым владел Кухулин, взамен чего Фердиад имел роговой панцирь…"

Позвали сына Дамна короли. Не хотел тот идти, зная, что придется ему биться с Кухулином "названным братом своим". Но друиды, заклинатели и злые певцы королевы спели Фердиаду "три цепенящих песни... от которых он должен был умереть... если откажется прийти" А когда пришел сын Дамана "Финдабайр предложила ему приятный пьянящий напиток, от которого он захмелел и развеселился". Ради красоты королевской дочери забыл Фердиад свою дружбу и побратимство и согласился выступить против Кухулина.

Встретились герои у брода и осыпали друг друга горькими упреками. Первый день бились они легкими дротиками. Другой день сошлись герои в ближнем бою и  сражались мощными копьями. На третий день "они схватили два огромных длинных щита и взялись за тяжелые, жестоко разящие мечи. "Не смогли одолеть друг друга. Каждый вечер, перед отходом ко сну Кухулин и Фердиад по-братски разделяли между собой припасы и лекарственнные травы, что присылали им.

И вот наступил четвертый день. Знал Фердиад, что пришло время решительного боя. Он, поверх обычной одежды "надел третью пару крепких штанов, крепких, глубоких, из литого железа, прикрывавших большой крепкий камень величиной с мельничный жернов - из страха и боязни в этот день перед рогатым копьём Кухулина. На голову же он надел свой шлем сражений, битв и поединков, с гребнем, с  сорока самоцветными камнями, прекрасно убранный и отделанный красной эмалью и кристаллами со светящимся изображением растений восточного мира".

 И сошлись в четвертый раз герои. Прыгнул Кухулин "прямо на шишак щита Фердиада сына Дамана, чтоб срубить ему голову над бортом щита. Но Фердиад левым локтем встряхнул щит, и Кухулин отлетел от него как птица, на свою сторону брода... Тогда произошло с Кухулином чудесное искажение его: весь он напыжился и расширился, как раздутый пузырь: он стал подобен страшному, грозному, многоцветному, чудесному луку и рост храброго бойца стал велик, как у фоморов, далеко превосходя рост Фердиада.

Бойцы теперь заиграли лезвиями своих мечей. И было мгновение, когда Фердиад поразил Кухулина, нанеся ему своим мечом с рукоятью из рыбьего зуба удар, ранивший его. « И испустили крик вокруг демоны козловидные и бледноликие, духи долин и воздуха, ибо племя богини Данан всегда поднимало крик вокруг Кухулина».

И тогда, пес Кулана велел своему вознице Лойгу подать рогатое копье, которое «погружалось в  воду и металось двумя пальцами ноги». Метнул его Кухулин, и «пробило копьё крепкие, глубокие штаны из литого железа, раздробило натрое добрый камень величиной с мельничный жернов и сквозь одежду вонзилось в  тело, наполнив  своими остриями каждый мускул, каждый сустав Фердиада».

«-Хватит с меня! - Воскликнул Фердиад. - Теперь я поражен тобою насмерть. Но только вот что: мощный удар ты мне нанёс пальцами ноги и не можешь сказать, что я пал от руки твоей».

Померк свет в глазах у Кухулина, слабость охватила его, и он лишился чувств. А, пробудившись, стал оплакивать Фердиада «блестящего светоча Северо-Западного Мира».

После сражения с Фердиадом, тяжело раненный Кухулин не мог продолжать сдерживать войска четырех великих королевств Ирландии. Они, между тем глубоко вторглись в землю Уладов. Вот уже люди Медб угнали и Бурого быка из Куальгне.

Тогда попросил Кухулин своего земного отца кликнуть ан помощь короля Конхобара и его воинов. Примчался Суалтам на любимом коне сына – Сером из Махи. Лишь только приблизившись к Эмайн вскричал он: «Мужей убивают, женщин уводя, скот похищают, о Улады

Улады, оправившиеся от магической болезни, бросились на юг. «Яростью и гневом полнился их взор». Среди воинов выделялся Логайре Сокрушитель, одетый во все желтое. «Тонкие седые волосы были у него и желтые глаза». Рядом мчался Конал Победоносный на своем коне Красная РосаУ коня этого голова была как у пса, и он имел обычай грызть людей в битвах и при единоборстве».

Обрушились улады на врага и дрогнули конннахты, муманы, лагены. Взялись тогда за оружие Фергус, Айлиль и Медб, защищая отступавших Ирландцев, и лишь благодаря им удалось успеть доставить Бурого быка в Круахан с могильными рвами. (Около столицы Конннахта было самое большое в Ирландии кладбище. Рядом имелась огромная пещера, полная чудовищ и призраков).

Почуял бурый бык Белорогого и сразились они друг с другом. «Подстерег Финдбенахх истомленного долгим путем и дорогой Донна Куальгне и, излив свою ярость, пронзил ему рогом бок». Тогда поднял его Бурый на рога, встряхнул головой и разбросал его части  по всей Ирландии. «Потом бык повернулся спиною к холму, и сердце словно орех раскололось у него в груди».

Так окончилось великое Похищение быка из Куальгне.

 

(Сюжет данной саги является ирландским вариантом общеевропейского сюжета. Его можно сравнить с проделками младенца Гермеса с коровами Аполлона; кражей скота Велесом у Перкуна в балтийском фольклоре; похищением небесных коров у Индры демонами паниями и Валой в индийском мифе. Кельты дали свое, оригинальное решение данной архетипической темы).

 

(Продолжение следует).

 

 

Алексей Фанталов.

 

Героический цикл ирландских саг 7.

Меню