Илья Муромец и Идолище.

 

Идет Калика Иванчище мимо заставы богатырской. Силен, могуч, Иванчище: поясок у него семи шелков, клюка сорока пудов,  в лапотки камни самоцветные вплетены. Окликнул его Илья Муромец.

- Эй, ты, сильно, могуче Иванчище! Ты откуда бредешь, куда путь держишь?

- Был я в городе Еросолиме. На обратной дороге хотел в Царьград завернуть, да там беда приключилась: наехали на город вороги неверные и с ними Идолище Многоглавое.

Рассердился тут Илья: Эй ты, сильно могуче Иванчище! Силы-то у тебя моей вдвое, а смелости и вполовину нет. Что ж ты не выручил царя-то Констянтина Боголюбовича? Ну, да ладно. Давай мне свое платье нищее, а себе мое богатырское возьми. И жди меня на этом самом месте.

Переоделся Илья каликой и в  Царьград пошел. Приходит, видит: святые образа поколоты, в церквах поганые коней кормят. Сгреб богатырь одного неверного, вытащил на чисто поле, стал допрашивать, какое такое у них есть Идолище. Отвечал тот: Наш Идол Скоропеевич семиглавый росту две сажени печатных, в ширину сажень печатная, головища - что лютые лоханища, глаза - как пивные чашки.

Бросил тут Илья его оземь - разлетелись неверные косточки. Вот приходит Муромец в  царский дворец.

-Ах ты, царь Констянтин Боголюбович! Дай мне милостыньку спасенную.

От зычного гласа богатырского терема в Царьграде зашатались, хрустальные оконца посыпались. Сердца у поганых приужахнулися.

Спрашивает Идолище: Что это за калика перехожая?

А царь Констянтин Боголюбович отвечает: Это есть русская калика зде.

 

"Илья и Идолище" (Алексей Фанталов, бумага, акварель/тушь).

 

Стал тут Идолище калику выспрашивать: Есть ли у вас на Руси богатырь такой Илья Муромец? Велик ли он ростом, много ли есть, пьет?

Начал калика ему высказывать: Ну да, есть у нас такой богатырь, мы  с им братья  крестовые. Ростом он с меня будет, хлеба ест по три калачика крупичатых, а пьет, зелена вина на три пятачка медных.

- Да какой же это богатырь? Был бы он здесь, я бы его на долонь положил, да другой долонью и прихлопнул. А вот я, Идол Скоропеевич Семиглавый хлеба ем по три печи печеных, зелена вина пью -  по три ведра медных!

Усмехнулся тут Илья Муромец: Вот была у  моего отца-батюшки корова прожорливая. Тоже ела-пила много, да под конец у нее пузо треснуло.

Обиделся тут Идолище. Схватил со стола кинжал, в Илью бросил. Да Илья его шапкой отмахнул. Ударил кинжал в дверь дубовую, в сени ее выбил - дюжину поганых до смерти убил.

Стали тут неверные ругаться: А, что б тебя, проклятое Идолище!

Стукнул Илья Идолище клюкой и убил. Схватил его за ноги, начал им помахивать, ворогов охаживать.

 - Крепок.- Говорит - сам на жилочках, тянется, а  не рвется.

 В три часа перебил всех поганых до единого.

Благодарит Илью Констянтин Боголюбович: Выручил ты нас от смерти напрасной. Оставайся у нас на жительство - пожалую тебя воеводою.

- Эх, спасибо, царь Констянтин Боголюбович! Служил я тебе всего-то три часа - выслужил хлеб-соль мягкую. А у князя Владимира за тридцать лет не выслужил и слова гладкого! Да нельзя мне  здесь оставаться - на Руси ждут.

Насыпал тогда царь Илье мису красного золота, а другую мису чиста серебра, третью мису - скатна жемчуга. От подарков богатырь не отказывался, это, говорит, мое, зарабочее.

 

 

Алексей Фанталов.

 

Илья Муромец и сын его.

Карта сайта