"Эпоха огня»" 1.

Повесть о сетевой игре.

 

«Скоро мой бесчисленный военный слон уничтожит вас всех».

(Из откровений Искусственного Интеллекта).

 

 

Итак, вы помните, что в конце повести «Вторжение в Пангею», ее герои грозились показать загранице «кузькину мать». Что ж, давши слово – держи. Хотя это оказалось не слишком просто J.

Первую игру мы проводили в следующем составе: Wowan, я, какой-то американец и игрок под ником Спиро88, как мы позже узнали – немец.

Вован, опять игравший за своих любимых инков, располагался на крайней западной оконечности Пангеи. К нему с запада примыкали мои («ацтекские») владения, далее, на востоке располагался Рим американца, а на крайнем юго-западе – Мали Spyro88.

Spyro начал игру очень активно, атаковав и уничтожив неразворотливых римлян. Типа блицкриг. Затем он обрушился на меня.

А я (читатель мог заметить, что это часто бываетL) тормознул и вывел вперед своего поселенца, прикрыв его лишь одним дуболомом. За ним следовали ягуары, но, увы -  безнадежно опаздывали. И только мои ацтеки основали город в районе месторождения слонов, как вражеские застрельщики его разрушили!

Затем Spyro предложил мир. «О май Сити!» - сделал морду валенком я. (Да простят читатели – я не стану писать здесь по английски).

«Твой город? Я оставлю тебе его».

«Как?».

«Вот так».

И вражеские застрельщики решительно двинулись в сторону Вована (не иначе напасть задумали). Вскоре они скрылись в тени. Я немедленно предупредил товарища о грозящей опасности.

Внезапно застрельщики вынырнули из тени, но совсем не там, где я ожидал, а у моего Теночтитлана. А ягуары были опять не там, где надо! Как же я ругал себя!

Конечно, у ацтеков имелся еще один поселенец («с пылу с жару») и я мог основать новый город, сохранив себя в этой игре. Но тогда ацтекская экономика окончательно просядет - ведь придется снова начинать с нуля.

Но Spyro88, дойдя до города, остановился. «Мир?» - спросил он.

«Мир, мир! Дружба-фройндшафт! Гитлер капут! (то есть я хотел не то сказать)».

И мы заключили мир.

Я думал после – почему он не атаковал город? Видимо, Spyro, как опытный шпилер (его манера игры приятно напомнила мне Чувака) рассудил, что столь далеко от собственной территории центр ему не удержать. А я в ослабленном виде могу быть полезен как временный барьер на пути Вована к экспансии. Откуда же немцу было знать, что у нас с Вованом тайный союз?

Wowan тем временем не только развивался, но и делал армию. «Я щас пойду войной на немца» - сообщил он мне. «В добрый час» - только и мог пожелать ему я, настолько неважны были мои дела с экономикой и технологиями.

Но владения Spyro88 были очень уж далеко от баз Вована, и тот зазря погубил свою армию. Теперь Спиро перешел в контрнаступление. К этому времени, он освоил добрую половину материка.

Из своего «слоновьего города» я видел, как совсем близко топали мушкетеры (уже!) и булавоносцы, проезжали рыцари и камнеметы. И все на бедных инков!

Мои ацтеки, тем временем, клепали слонов и катапульты.

«Вован – как дела?».

«Кажется, мне конец».

Но в обороне Wowan гораздо круче, чем при нападении. И он умудрился принять «национальную идею», что позволило инкам призвать сразу трех мощных юнитов за ход. Ситуация радикально переменилась, вторжение врага захлебнулось.

Я, наконец, был готов к битве. Двенадцать слонов и восемь катапульт – вполне приличная группировка.

И момент для вступления в войну был выбран отлично. И ударили ацтеки по тыловым и малозащищенным городам Мали (я заранее послал туда шпиона). В лучших традициях китайских стратегем – по пустотам.

«О, мои друзья -  прощайте!».

И Spyro88 вышел из игры, поняв, что она сделана.

«Мы тоже выходим?» - спросил Wowan.

«Погоди. Посмотрим, что там у него понастроено».

И мы с Вованом принялись потрошить вражескую империю. У малийцев появлялись уже гренадеры, и даже пушки. Но маловато их было.

Вот за что я люблю слонов, так это за их универсальность! На этих милых зверушках можно тянуть до начала Нового времени. При большом числе и в сочетании с осадными машинами они успешно сметают более поздних булавоносцев, арбалетчиков и мушкетеров (а против рыцарей вообще имеют бонус). И даже гренадеров в ограниченном числе мочат после предварительной обработки катапультами.

Конечно, если враг понаделает фузилеров – то уже все, конец.

Да, так вот я взял у Мали пять городов, и Wowan где-то столько же. За ИИ периодически пытались играть вновь приходящие игроки, но это была уже агония противника.

Победа в моей первой игре в Эпохе была одержана благодаря мастерству и хладнокровию Вована и моей выдержке и стратегическому чутью J. И это я посчитал за доброе предзнаменование. Хоть и вдвоем – но такого мамонта завалить!

Вообще, кампании на международном сервере скучать не давали.

Игра для меня – это еще и изучение механизма принятия решений в критической ситуации. Сколь часто приходилось корить себя за нелепые ошибки, которые уже сто раз зарекался делать – и на тебе, опять! К примеру, выдвигаешь поселенца без достаточного вооруженного сопровождения. А вражеские дуболомы  тут как тут.

Или, игра все время соблазняет. «Построить вам амбар? Построить библиотеку? Построить монастырь?». Ну, бывает, и пойдешь на поводу у «развития». Ан смотришь – штук семь соседских колесниц, «бессмертных», кешиков либо секироносцев на подходе и быстренько объявляют тебе войну. А защищаться-то и нечем L.

Но я нашел свою методу, выбрав Рим.

Вечный город меня подкупил, прежде всего, своим преторианцем. Мощный универсальный юнит, способный противостоять, на раннем этапе игры, одновременно, секироносцу, конному лучнику и слону.

Но важно было разработать соответствующий Риму алгоритм развития, особенно на критическом раннем этапе.

Методом проб и ошибок, а также бессонных размышлений J, я нащупал следующую методу. Вначале игры римлянам выдают воина с дубиной и поселенца. Поселенец основывает город (желательно на хорошем месте), дуболом отправляется исследовать окрестности. Им можно и атаковать город соседа, понадеявшись, что тот окажется лохом и не сделает воина, либо ушлет его подальше. Часто такое происходит с новичками, особенно теми, кто играет за «полководцев» - Чингиза, Монтесуму, Рагнара, Сталина, Боудикку и пр. – им ведь не выдают военного юнита, заменяя его скаутом.

Коли воин все же есть – окопаться на соседней территории, изучить ее, мешать развиваться.

Особенно важно проделать эту операцию, если волею случая сосед находится слишком близко. Здесь уже начинается борьба за существование. Боливар не снесет двоих.

Тем временем, в городе строишь еще одного воина (вдруг найдется еще кто-то прыткий, навроде тебя). Впрочем, если он и нападет – можно ускорить производство воина, открыв город и передвинув кружки населения на клетки с молоточками. Но это – крайняя мера (страдает рост поселения).

И немедленно развиваешь технологию добычи меди.

После меди – сразу же технологию обработки железа. Во-первых, меди в природе мало, вряд ли она тебе достанется. Во-вторых – для преторианца необходимо железо.

В городе, сделав воина, начинаешь создавать поселенца. Юлий Цезарь хорош тем, что на 50% ускоряет создание этого юнита, что вначале игры чрезвычайно важно. Открываешь железо – а у тебя уже поселенец созрел, чтобы застолбить место. В случае напряженной международной обстановки (или чьего-то слишком близкого соседства) можно ставить второй город прямо на железном руднике и тут же производить преторианца.

Но, обычно, во втором городе я строю вначале рабочего, и в первом, после поселенца, тоже.

Сделал рабочих – отстраиваешь в городах казармы, дающие юнитам дополнительный опыт. Рабочие тем временем, прокладывают дорогу между городами (открыв железо, немедленно изучаешь технологию «колесо») и осваивают железный рудник.

 

(Продолжение следует).

Алексей Фанталов.

 

 

"Эпоха огня" 2.

Меню